Операция по пересадке легких


3645734756374568348388

Пересадка легких – сложная операция по полной или частичной замене пораженных болезнью участков органа донорским материалом. Это радикальная методика устранения серьезных заболеваний легких в терминальных стадиях, способная продлить и существенно улучшить жизнь пациента, несмотря на тяжелый восстановительный период.

Показания и противопоказания

Прямыми показаниями к трансплантации легких считаются:

  • 346578347563467377Хроническая обструкция органа;
  • Фиброзирующий альвеолит неизвестной этимологии;
  • Муковисцидоз;
  • Эмфизема;
  • Легочная гипертензия;
  • Саркоидоз;
  • Гистиоцитоз.

Также операция показана больным интерстициальным пневмонитом, лимфангиолейомиоматозом, заболеваниями соединительной ткани, при необходимости провести ретрансплантацию.

Относительными противопоказаниями считаются пожилой возраст (от 65), нестабильное состояние пациента, высокие риски осложнений в реабилитационный период, высокий индекс массы тела, остеопороз, гипертония, язвенные поражения, сахарный диабет, ИБС.

Операция по пересадке легких абсолютно противопоказана при раке (активном или перенесенном в течение последних 5 лет). Недопустимо хирургическое вмешательство и при других состояниях пациента:

  • Неподдающиеся лечению заболевания других органов;
  • Гепатиты, ВИЧ;
  • Сильная деформация скелета в области туловища (грудная клетка, позвоночник);
  • Неизлечимое психическое расстройство, зависимости, социальная дезадаптация, неспособность пациента следовать указаниям врача;
  • Туберкулез.

В лист ожидания трансплантации обычно вписывают пациентов с вероятной предположительностью выживаемости в период 2-3 лет – 50%. Также в список вносят больных III и IV функционального класса по системе NYHA. Обязательно учитывается предполагаемое время ожидания донорского органа, зависящее от группы крови и развития донорства в регионе медицинского учреждения.

Важно! Продолжительность ожидания часто увеличивается для пациентов с 4 группой крови, небольшой грудной клеткой или высоким ростом.

Предоперационное обследование и подготовка

475687459867495799999

Оценка состояния пациента проводится у нескольких специалистов разного профиля. Во время обследования определяют:


  • Рост и вес;
  • Поперечные и продольные размеры грудины;
  • Группу крови и резус-фактор;
  • Отсутствие или наличие инфекций, передаваемых через кровь;
  • Состояние крови (общий, биохимический, кислотно-щелочной, газовый анализы, коагулограмма);
  • Бактериологические посевы жидкостей и слизистых организма.

Если результаты обследования позитивны, пациента направляют на диагностику состояния сердечно-сосудистой, дыхательной и пищеварительной систем. Требуются дополнительные консультации у специалистов по направлениям стоматологии, офтальмологии, отоларингологии и гинекологии.

В период ожидания трансплантата требуется ежемесячное обследование состояния пациента, чтобы вовремя выявить прогрессирование заболевания. При нахождении в стационаре дополнительно контролируют центральный венозный доступ, чтобы обеспечить профилактику занесения инфекции или развития тромбоза.

Непосредственно перед операцией производится чистка кишечника с возможным применением полиэтиленгликолевых слабительных.

Выбор техники трансплантации


34578364587638745638888По медицинским показаниям и наличию донорских органов определяется тип проводимой операции: односторонняя, двусторонняя или целый комплекс сердце плюс легкие.

Последний вариант назначается лишь при невозможности обойтись пересадкой исключительно легких, основные показания – неизлечимый другими способами синдром Эйзенмейгера или терминальная стадия заболевания легких с выраженной дисфункцией сердца.

Одностороннюю операцию проводят в основном при эмфиземе или фиброзирующем альвеолите, в остальных случаях применяется двусторонняя трансплантация.

Как правило, дата операции не назначается заранее, ее проводят в срочном порядке при получении донорского органа. Пересадка начинается с внутривенного введения общей анестезии.

Односторонняя трансплантация

Во время операции по замене одного легкого проводится дугообразный разрез сбоку грудины, на 15 см под подмышкой. Если повреждения на обоих легких одинаковы, плеврального рубцевания нет, предпочитают трансплантировать левое легкое – бронх с этой стороны длиннее, вены более доступны, эта половину грудной клетки легче адаптировать под размер донорского органа.

576847569745976949949Далее выполняется подключение пациента к системе искусственного кровообращения и вентиляции легких, удаляется небольшая часть ребра для доступа к органу. Пораженный участок отделяют от кровеносной системы и бронхов, вынимают, на их место помещают донорский орган и пришивают к нему сосуды и бронхи.


После восстановления кровообращения может потребоваться бронхоскопия для удаления из дыхательных путей слизи и крови и нормализации наполнительной функции донорского легкого.

Операция по замене одного легкого длится 4-8 часов.

Двусторонняя пересадка

При двусторонней замене надрез выполняется по нижней части грудной клетки, пациент при этом лежит на спине. Использование искусственного кровообращения обязательно. Сердце останавливают, дыхательные пути перекрывают от трахеи эндотрахеальной трубкой.

После замены одного легкого проверяют его оксигенирующую функцию, после чего меняют второе легкое. Недостаток методики в том, что при последовательной пересадке двух трансплантатов время ишемии второго удлиняется.

Операция длится 6-12 часов.

После хирургического вмешательства пациента помещают в палату интенсивной терапии на несколько дней. Общая длительность нахождения пациента в стационаре 7-14 дней в зависимости от скорости восстановления.

Восстановительный период


847398759834758937495399 В первые дни после операции осуществляется комплексный мониторинг всех систем организма пациента. В период реанимации продолжается легкая искусственная вентиляция легких, степень поддержки определяется исходя из состояния больного и его диагноза.

Для предотвращения отека легких, риск которого после трансплантации очень высок, проводится диуретическая терапия, инфузионное и трансфузионное лечение ограничивают, требуется коррекция нарушений уровня электролитов. Назначаются медикаменты: анальгетики, антибиотики, противовирусные, противогрибковые, противорвотные препараты, гастропротекторы, антикоагулянты (только спустя 24 часа после операции).

В течение первых 7 суток с момента трансплантации как минимум дважды в день пациента осматривают, обследуют физикально, измеряют температуру (четырежды в день), АД и ЧСС. Остальные обследования – анализы крови, рентгенографию – проводят раз в сутки.

Назначается дыхательная гимнастика, врачебная диета. На 4-6 месяцев требуется ограничивать физические нагрузки. Всю жизнь следует оберегаться от инсоляции, избегать больших скоплений людей, регулярно проходить обследования (первые 2 месяца – каждые 2 недели, год – ежемесячно, дальше – 2-4 раза ежегодно). Необходимо принять меры по психологической и социальной адаптации, физической реабилитации.


Для предотвращения отторжения важно верно назначить иммунноподавляющую терапию. В клинической практике используются ингибиторы кальциневрина, пролиферативного сигнала, препараты микофеноловой кислоты, глюкокортикоиды, такролимус.

Эти препараты заметно снижают вероятность развития острого отторжения, увеличивают отдаленную выживаемость пациентов. Комбинированная терапия, назначенная грамотным хирургом-трансплантологом, позволит повысить успех операции и снизить риски.

Возможные осложнения

Наиболее частыми осложнениями после перенесенной операции являются первично нефункционирующий трансплантат и облитерирующий бронхиолит.

Первично нефункционирующий трансплантат

5768947596749569499

Это основная причина смерти пациентов после пересадки. Иначе его называют острым отторжением трансплантата. Состояние обычно возникает в период 3-72 часов после операции, характеризуется сильным отеком легких, ростом легочно-сосудистого сопротивления, снижением оксигенирующей способности, развитием шунтов внутри органа.

Среди факторов развития этого синдрома:

  • Возраст донора > 21 – < 45 лет;
  • Курение;
  • Повреждение легкого из-за смерти головного мозга;
  • Нарушение хранения трансплантата;
  • Долгая холодовая ишемия трансплантата.

Для лечения используются расширенная искусственная вентиляция легких, применение окиси азота, простагландин Е1, сурфактант. Назначается ЭКМО как поддерживающая терапия до проведения ретрансплантации.

Облитерирующий бронхиолит

45768749569499Так называется хроническое отторжение легочного трансплантата. В более 30% случаев служит причиной смерти в период 3-5 лет после пересадки. Проявляется снижением количества воздуха при выдохе с силой, одышкой, кашлем.

Снижение объема выдыхаемого воздуха провоцирует стойкую обструкцию дыхательных путей, развитие их недостаточности, способствует появлению инфекционных осложнений.

Факторы риска развития этого состояния делятся на потенциальные (острое отторжение, хронический бронхиолит, пневмонит, игнорирование медицинских рекомендаций) и абсолютные (цмв, бактериальная, грибковая, вирусная инфекция, донор неблагоприятного возраста, гастроэзофагеальный рефлюкс).

Средние цены и прогноз

Цена операции по пересадке легких очень высока – она начинается от 60-70 тысяч евро и только растет. Попасть в лист ожидающих тоже тяжело: легкие берут только у 15% доноров. В России такую трансплантацию практикуют всего несколько лет, поэтому пациенты предпочитают ехать за границу.

Финансирование по федеральным квотам в РФ позволяет проводить несколько бесплатных операций в год, но мало кому окажется доступно такое предложение из-за огромного количества ожидающих.


Прогноз выживаемости в первый год после пересадки составляет около 70% в случае, если донор – живой человек, около 77% – от мертвого донора. Показатель 5-летней выживаемости составляет 45-47%. При двусторонней трансплантации прогнозы благоприятнее. Рецидивы заболеваний встречаются редко, в основном у больных интерстициальными патологиями легких.

Источник: operaciya.info

В мире проведено более полутора тысяч удачных операций по пересадке легких, в России — только пять, и эти операции делал коллектив врачей под руководством Чучалина.

После беседы с ним стало понятно, почему так сложно трансплантировать органы дыхания и почему отечественная медицина здесь сильно отстает от мировой.

"Лист ожидания пока трудно укоротить"

— Лист ожидания на пересадку легких — каков он в России?

— В этот лист ожидания мы включаем предельно тяжелых больных, когда все прочие методы их лечения исчерпаны. Таких больных очень много. Само пребывание в листе ожидания для них — серьезное душевное испытание. Представьте, вы дали согласие на включение вас в этот лист и ждете месяц, два, полгода… И неизвестно, сколько еще придется ждать. Человек должен быть уверен, что если ему обещана операция, то она будет проведена. Мы прикинули возможности наших совместных команд — НИИ пульмонологии и Института Склифосовского — и пришли к выводу, что могли бы делать 15-20 трансплантаций легких в год.


— Насколько я понимаю, частота проведения таких операций зависит еще и от наличия доноров.

— Легочное донорство — это особый разговор. В автомобильных катастрофах, например, люди подчас получают смертельные травмы головы. Но для трансплантации легких эти доноры не годятся, потому что при ударе происходит аспирация секрета в дыхательные пути. Требования к легочной, как, впрочем, и к любой, трансплантации вообще очень высоки. Давайте по порядку. В больнице умирает тяжелый больной. Больница звонит в центр и говорит: у нас, по всей видимости, появится донор. Что должно произойти в организме человека, который, возможно, станет донором? Врачи должны увидеть начальные признаки смерти мозга. Если эти признаки наблюдаются, тяжелый больной рассматривается как кандидат на донорство.

— В какой срок надо успеть уложиться? Сколько времени живет легкое?

— Оно живет очень недолго — не более четырех часов.

— Допустим, вдруг появился донор. Ваши дальнейшие действия?

— Получив сообщение об этом, я сразу, даже если глубокая ночь, собираю врачебную команду. В нее входят торакальные хирурги, анестезиологи и врачи моей специальности. Со всех концов Москвы они съезжаются на Сухаревскую площадь, в Институт Склифосовского. Далее надо получить в распоряжение нужный орган. А это не так-то просто. Туда, где находится умерший, должен приехать врач и констатировать смерть. Там же и судмедэксперту надлежит быть. Составляется акт, под ним ставятся подписи… Словом, пересадка легкого зависит и от массы обстоятельств немедицинского свойства.


— Операция производится на базе Института Склифосовского?

— Да. Там наш проект называется "проектом Демихова". В 1948 году Владимир Петрович Демихов в условиях эксперимента сделал комплексную пересадку сердца и легких. И Запад признал его гением медицины. Я тогда был молодым врачом, только-только начал выезжать за рубеж, попал на один из американских конгрессов и увидел, как светила мировой медицины вставали при упоминании имени Демихова. Тогда широко пошли трансплантации сердца, легких, других органов. К большому сожалению, к нам это вернулось уже с Запада. Все свои экспериментальные операции Демихов проводил в подвале Института Склифосовского. Чувство, которое сегодня толкает нас в этот институт, я думаю, понятно.

— Когда в последний раз вы пересаживали легкое?

— Пятого января этого года. Когда будет следующая операция — не знаю. Трансплантацию легких невозможно запланировать. Появится донор — будем делать. Но все время должна быть готовность номер один. В любой момент могут позвонить и сказать, что появился донор. Обычно такие сообщения приходят между десятью вечера и часом ночи. Именно в это время чаще всего случаются всякие трагические происшествия. Взять легкое, доставить, отмыть…

— Где в это время находится легочный пациент?

— Как правило, дома. Ему тут же звонят: "Собирайся и приезжай на операцию, если нормально себя чувствуешь". Это психологически непростой момент. Еще вчера, позавчера человек говорил "да", а сегодня, когда ему позвонили, может сказать: "Я передумал". И останется дома. Там он просто лежит и умирает. Принял лекарство, лег, встал, сходил в туалет, снова принял лекарство, опять лег… Я хочу изменить этот тоскливый порядок. Для больных, включенных в лист ожидания, считаю нужным иметь квоту в санаториях, чтобы люди в течение месяца перед операцией получали активную восстановительную терапию — массаж, специальные занятия, физнагрузки и т.п.

— Сколько стоит пересадка легкого?

— Дорого. Собравшись делать свою первую трансплантацию, я обратился в международную ассоциацию "Фарминдустрия". В ту пору ее возглавлял американец. Я с ним встретился, объяснил свои амбиции, представил список необходимых лекарственных препаратов, он дал команду фармкомпаниям, и каждая из них помогла нам. Стоимость одних только лекарств тогда составила 150 тысяч евро. Запад более экономен в этом отношении. Там легочная трансплантация стоит от 75 до 100 тысяч евро.

"Это жесткая медицина: шаг влево, шаг вправо — и все пропало"

— Сколько раз в России делались пересадки легких?

— Было четырнадцать попыток, из них удачных — пять.

— Как получается, что автор удачных операций — неизменно профессор Чучалин? Вы взвешиваете шансы на успех и не беретесь за операцию, если чувствуете, что она может закончиться летальным исходом?

— Риск всегда очень велик. Но я очень серьезно занимаюсь трансплантацией легких. Слежу за всеми новшествами в этой области. Я тщательно изучил позитивный опыт Запада и постарался понять, чем были обусловлены наши неудачи.

— А чем они были обусловлены?

— Пересадка легких — жесткая медицина: шаг влево, шаг вправо — и все пропало. Если нет этой жесткости в подготовке и проведении операции, ты можешь подвергнуть пациента угрозе уйти из жизни. Врачи прохладно относятся к обучающим семинарам, но я собираю все свое окружение, мы проводим "штабные учения", моделируем различные ситуации, стараемся предугадать возможные осложнения, анализируем каждое свое действие.

— Все-таки почему девять операций из четырнадцати закончились плохо?

— Трансплантация легких — особая трансплантация. Она отличается от трансплантации других органов. И в первую очередь тем, что человек, которому сделана пересадка легкого, чрезвычайно чувствителен к инфекционным заболеваниям. Одно из наиболее грозных осложнений, возникающих в посттрансплантационном периоде, — это инфекционные заболевания: пневмония, бронхит и т.п. Здесь немало врачебных тонкостей. Доктор должен научиться различать, где отторжение, где инфекция, а где так называемый синдром первичной дисфункции. В команде врачей, участвующих в пересадке легких, более сорока специалистов. И если хоть один из них не соответствует общему высокому уровню команды, обязательно произойдет врачебная ошибка.

— Вы сами себе команду подбирали?

— Первая моя команда состояла наполовину из петербургских врачей. И первую свою операцию по пересадке легких я делал в Санкт-Петербурге?

— Почему там, а не в Москве?

— Потому что там было спокойней.

— В каком смысле?

— В смысле обстановки. В то время Москву захлестнула волна судебных процессов против врачей-трансплантологов — им вменяли соучастие в торговле человеческими органами. А в Санкт-Петербурге такая кампания не проводилась.

— Кому вы тогда пересадили легкие?

— Наталье Борисовне Смирновой. Она сама врач, ей сейчас 54 года. Занимается богоугодным делом — помогает социально незащищенным больным.

— Сколько времени прошло с тех пор, как вы ее прооперировали?

— Почти шесть лет.

— Как она себя чувствует?

— Нормально. На Новый год в Париж летала.

— Кто главенствует в операции по пересадке легких — пульмонолог или торакальный хирург?

— Здесь нет главенствующих. Благополучный исход операции зависит от слаженных действий всей команды. Операция требует от хирурга большого искусства — он должен уметь шить быстро и качественно. Бывают критические моменты, которые полностью контролируются анестезиологом, и он уже начинает руководить хирургом. Этот баланс достаточно сложен. Здесь наука и врачебное искусство тесно переплетаются. Все решается сопряжением сил анестезиолога-реаниматолога, торакального хирурга и врача-пульмонолога. Думаю, то, как мы работаем с нашими коллегами из Института Склифосовского, — пример отлаженного командного взаимодействия.

"Туберкулез — болезнь бедных слоев населения"

— В какой мере заболевания органов дыхания можно считать социальными?

— Полагаю, в значительной. Например, одной из причин поражения дыхательных путей является курение. Социально детерминированной болезнью является и туберкулез.

— А исторические потрясения способны вызывать эпидемию легочных болезней?

— Несомненно. Это доказано опытом "шоковой терапии", примененной к России в 1992 году. Тогда резко увеличилось количество туберкулезных больных. Резкое падение уровня жизни, массовое обнищание, отказ от нормальных продуктов питания вследствие их дороговизны — все это сказалось. Туберкулез — болезнь бедных слоев населения. Есть и другие группы риска — например, обитатели лагерных зон.

— Как вы оцениваете государственные усилия в борьбе с туберкулезом?

— Здесь далеко не все решает государство. За последние 20 лет страна по разным причинам потеряла ученых, которые могли бы выстроить стратегию борьбы с туберкулезом. Сегодня им занимаются или хирург, или патологоанатом. Тогда как эта болезнь требует ученых, имеющих специализированные знания в области медицины. Когда в США начался СПИД, туберкулез там сразу пошел вверх, и американские врачи поняли, что надо бороться с латентным туберкулезом. Вот и нам в условиях ослабления иммунитета нужно обязательно заниматься ранним выявлением латентного туберкулеза.

"Уметь видеть тяжелого больного"

— А пневмония? Почему в XXI веке эта вполне излечимая болезнь нередко становится смертельной?

— В вашем вопросе сквозит удивление. Но удивляться не стоит. По официальным данным, смертность от пневмонии выше, чем от инфаркта миокарда. Как так может быть? Отвечу. Пневмония бывает разная. Иногда она протекает как сепсис с полиорганной недостаточностью, развитием сосудистой недостаточности, недостаточностью надпочечников, остановкой дыхания и т.п. Во время последней эпидемии гриппа мы теряли больных от гриппозных пневмоний, которым были подвержены беременные женщины, тучные люди. В этих случаях основная причина смерти — не пневмония как таковая, а те системные реакции, которые развиваются в организме человека. Иначе говоря, это септический шок.

— Что требуется, чтобы человек не дошел с пневмонией до септического шока?

— Прежде всего нужно увидеть тяжелую пневмонию. Я вам расскажу историю, в которой сам принимал участие. Свердловская область, металлургический городок Верхняя Пышма. Лето. Звонят из министерства здравоохранения: "Вы знаете, там трагедия — сильный всплеск пневмонии, несколько человек уже умерли. Паника. Врачи не понимают, что происходит". Вылетая туда, я предположил, что, по всей видимости, речь пойдет о пневмонии, которая является проявлением легионеллеза. Позвонил в Верхнюю Пышму, попросил, чтобы взяли материал и срочно отправили на анализ в Москву, в Институт им. Гамалеи. Не успел я приземлиться в Екатеринбурге, как звонят из Москвы: да, в моче четырех больных найден антиген легионеллеза. Я добрался до Верхней Пышмы, собрал местных врачей и объяснил им, в чем причина происходящего. Я научил их видеть тяжелого больного. Это самое главное — уметь видеть тяжелого больного.

"Служить больному человеку"

— Как вы оцениваете уровень общественного доверия к врачам?

— Отношения между врачом и обществом сильно изменились. Это кризис доверия, и очень глубокий. Недавно на Рождественских чтениях я делал доклад по теме: "Кодекс профессиональной этики православного врача России". Такого рода кодексы существуют на Западе, и в них содержатся полезные разделы. Например врач и пациент. Врач и общество. Врач и религия. Врач и фарминдустрия. Время вносит свои коррективы в эти документы. Скажем, во Франции после Второй мировой войны Кодекс профессиональной этики врача менялся шесть раз. Я считаю, православная медицина тоже должна выработать свои этические стандарты.

— Православная медицина? Мне кажется, медицина, как и наука, не может быть православной, католической или мусульманской.

— Может. Например, академия Ватикана стимулировала создание общества врачей, исповедующих католицизм. Та же академия Ватикана располагает специальными кафедрами, которые занимаются глобальным здравоохранением. Свои общественные организации имеют и врачи-мусульмане. Мы тоже кое-что начали делать в этом направлении. Сегодня больницы строят храмы на своей территории. Я вижу в этом не столько тягу к церковной обрядности, сколько стремление вернуть врачебному обществу этические основы. Есть известное эссе русского философа Ивана Ильина. Он там цитирует письмо, написанное им из Женевы московскому врачу. Письмо в пересказе такое: Мы в Женеве горюем без вас. Здесь хорошая медицина, замечательные врачи, но мы часто вспоминаем ту медицину, которую излучали вы и которая отличается от швейцарской. У вас инструменты хуже, приборы послабее, лекарства не такие хорошие, как в Женеве. Но вы — настоящий целитель. Скажите, вы владеете каким-то особым методом? Московский врач отвечает приблизительно так: Мы, русские врачи, воспитаны в христианских традициях, в основе которых — любовь к ближнему. И мы всегда рассматривали больного человека не как средство наживы, а как возможность ему служить. Такое понимание врачебного долга старается сегодня распространить в медицинской среде Общество православных врачей России. По сути, это заповедь всех эскулапов, независимо от их религиозной принадлежности: служить больному человеку.

"Золотой Гиппократ" нашел героя

С именем Александра Чучалина связано признание отечественной пульмонологии как самостоятельной медицинской отрасли и появление врачебной специальности "пульмонология". Главный терапевт страны является научным руководителем государственной научно-технической программы "Здоровье населения России". Во многом благодаря стараниям Чучалина решена сложная и, казалось, неразрешимая проблема — обеспечение больных бесплатной лекарственной помощью: одолев бюрократические препоны, он добился признания Минздравсоцразвития России разработанных противоастматических средств и включения их в список жизненно необходимых препаратов.

В 2003 году Александр Чучалин стал первым в России лауреатом международной премии "Золотой Гиппократ". В 2006-м под его руководством была проведена первая в России успешная двухсторонняя трансплантация легких, признанная во всем мире вершиной современных медицинских технологий.

Источник: rg.ru

Первые операции

В России первый успешный опыт был зарегистрирован в 1945 году, когда советский хирург Владимир Демихов пересадил легкие собаке. Параллельно с этим в мире тоже стали проводить подобные операции.

Миссисипи, 1963 год

Первопроходцем в этом деле стала Америка. В 1963 году доктор Дж.Харди в городе Джексон (штат Миссисипи) провел пересадку одного легкого 58-летнему мужчине, у которого один из пары органов был поражен раковой опухолью. То, что пациент был смертельно больным, было очень важно, потому что в противном случае врачи бы серьезно рисковали.

Донором для него стал более молодой мужчина, поступивший в отделение неотложной помощи с сердечным приступом. Когда стало понятно, что реанимация не помогает и не поможет, семья бедняги дала согласие на донорство. Ракового больного сразу начали готовить к операции, которая прошла успешно. Но из-за отсутствия качественных иммуноподавляющих препаратов мужчина прожил всего 3 недели, а затем скончался от почечной недостаточности.

Интересно! После 1963 года было проведено еще около 40 пересадок легких, но все больные умирали в первые дни после операции из-за плохого заживления шва, накладывающегося на участок прикрепления органа к бронху.

Калифорния, 1981 год

В 1981 году в Стэнфордском университете (штат Калифорния) были проведены 3 пересадки легких, в двух из которых пациенты остались живы, а третий умер от полиорганной недостаточности. Такой относительный успех (2 из 3) доктор Шамуэй объяснил тем, что снизил дозы стероидов, которые негативно влияют на заживление участка прикрепления органа к бронху.

После этого эксперимента трансплантация легких в мире стала проводиться все чаще. И результативность операций тоже повышалась: большинство пациентов стали выживать.

Россия, 2006

Первую в России успешную пересадку легких провели в 2006 году в Санкт-Петербурге. Пациенткой опять была выбрана безнадежно больная женщина с терминальной стадией легочной недостаточности. Донором по трагической случайности оказался мужчина – пациент, скончавшийся от инсульта. Смерть мозга была зафиксирована вечером, поэтому трансплантацию пришлось проводить ночью. Нельзя было терять время.

Операция по пересадке легких

Эту пересадку российские хирурги проводили совместно с французскими коллегами. Первая же собственная успешная операция прошла в 2011 году в Москве. С тех пор трансплантации легких проводят примерно каждый месяц (больных много, врачи и возможности есть, но нет доноров).

Показания

Для пересадки легких нужны серьезные основания. Бронхит, даже хронический, или астма сюда не относятся. Речь идет о более тяжелых патологиях, при которых человек не может нормально дышать:

  • хроническая обструктивная болезнь легких;
  • идиопатический легочный фиброз;
  • муковисцидоз;
  • эмфизема;
  • бронхоэктатическая болезнь;
  • саркоидоз;
  • облитерирующий бронхиолит;
  • лимфангиолейомиоматоз.

Обязательным условием для хирургической пересадки легких являются исчерпанные возможности консервативной терапии (медикаментозное лечение). Также врачи учитывают противопоказания к операции (это проблемы с сердцем и кровью, онкология) и просчитывают все риски.

Диагностика и анализы

Пациенты, которые ждут пересадку легких, это люди с тяжелыми заболеваниями. И они уже не раз проходили различные специфические обследования и сдавали кучу анализов. Но хирургическая операция требует особенной диагностики, в которую дополнительно входит:

  • ЭКГ;
  • флюорография;
  • общий анализ крови и мочи;
  • коагулограмма (анализ на свертываемость крови);
  • бакпосевы жидкостей и слизистых на предмет инфекций.

ЭКГ сердца

Пациенту, который нуждается в пересадке легких, помимо стандартных предоперационных обследований необходимо замерить рост, вес и ширину грудной клетки, а также определить объем легких специальным прибором – спирографом.

Результаты некоторых обследований считаются актуальными только 7-10 дней, поэтому потенциальному реципиенту регулярно делают анализы крови и проводят ЭКГ.

Донорство

Лёгкие – парный орган, и теоретически можно было бы пересаживать одно легкое здорового человека другому (как, например, почку). Но на практике такого не делают, потому что жизнь с одним легким нельзя назвать полноценной. Оба человека обречены быть вечными пациентами пульмонологии.

Лист ожидания

Каждый пациент с одним из вышеперечисленных диагнозов попадает в лист ожидания на пересадку легких. Но это не классический список с очередью в хронологическом порядке, а перечень пациентов с указанием определенных параметров, по которым и подбирают донора.

Ожидание донора для пересадки легких

Классический пример: в палате пульмонологического отделения крупной клиники лежат два пациента. Оба на поддерживающей терапии. Они ждут своего донора. Один пациент лежит уже полгода: он записывался в лист ожидания очень давно. А второй поступил буквально вчера, но уже сегодня ему нашли донора для пересадки. Первый пациент в негодовании, но донорские легкие ему попросту не подходят. Второго же пациента иначе как везунчиком не назовешь.

Как находят доноров

Донором легких может стать только умерший человек с зафиксированной смертью мозга (инсульт, травма головы). Его родные должны дать согласие на изъятие органов. Получается так называемое посмертное донорство. Это очень тяжелый психологический момент, потому что согласие требуется немедленное. Выходит, что люди только узнали о смерти своего близкого, и им тут же нужно принять решение.

Важно! Врачи не имеют права оказывать давления на родственников умершего пациента, являющегося потенциальным донором.

Сегодня распространена такая практика, что некоторые люди заведомо завещают свои органы другим людям. Это не запрещено законом и должно делаться безвозмездно. Но законодательство несовершенно, поэтому после смерти потенциального донора, который при жизни дал согласие на пересадку легких или других своих органов, его родственники иногда все-таки решают оспорить врачебное решение и обращаются в суд.

Детям до 12 лет сложнее подобрать донора легких, потому что обращаться с вопросом об изъятии органов к родственникам умерших малышей неэтично. Исключения составляют случаи, когда родители сами предлагают это, зная, о тяжелой ситуации другого ребенка. Крупным подросткам же иногда подходят легкие взрослых доноров (все зависит от объема грудной клетки).

Как проводится операция

Пересадку всегда проводят внезапно, потому что донор с подходящими легкими может появиться в любой момент. Орган нужно изымать немедленно и сразу же его пересаживать реципиенту, поэтому больных и хирургов иногда поднимают ночью.

Пациента везут на операцию

Хронологически это происходит примерно в таком порядке.

  1. В больнице от инсульта умирает пациент (либо его привозят в отделение). И он подходит в качестве донора определенному больному, а родственники умершего дали свое согласие на изъятие органов.
  2. Медперсонал начинает подготовку, которая происходит синхронно: в одной операционной у донора извлекаются легкие, а во второй – реципиенту вскрывают грудную клетку.
  3. Пересадка производится поэтапно: сначала реципиента переводят на искусственную вентиляцию одного легкого. Если оно справляется, то второе легкое удаляют.
  4. На место удаленного органа помещают донорский. Успешная пересадка подтверждается тем, что новый орган справляется со своей функцией распределения кислорода по организму.
  5. К новому легкому подключают вентиляцию и производят те же манипуляции со вторым легким.

Изъятые у донора легкие могут находиться в состоянии так называемой холодовой ишемии (их помещают в специальный аппарат, куда нагнетают консервирующий раствор) не более 8 часов. Поэтому реципиент должен спешить, если он в этот момент находится дома. Хотя чаще пациенты, которым жизненно необходима пересадка, пребывают в больнице.

Реабилитация

Это не менее тяжелый процесс, чем сама операция. Плюс еще и более длительный. Легкие – очень сложный орган, потому что они напрямую связаны с внешней средой. И если после хирургического вмешательства на желудке или почках человек может какое-то время не пить и не есть, то легкими пациент начинает пользоваться сразу.

Пациенты после операции

Первые несколько суток

Сразу после пересадки легких больного отправляют в реанимационное отделение, где он пробудет от 2 до 5 дней. Все это время проводится комплексный мониторинг основных жизненных параметров:

  • ЭКГ;
  • ЧСС;
  • частота дыхания;
  • температура тела;
  • артериальное и центральное венозное давление;
  • давление в легочной артерии.

Также после пересадки обязательно проводится вентиляционная поддержка новых легких. Пациент какое-то время дышит стерильным кислородом, чтобы исключить инфицирование. По мере заживления всех внутренних швов, его переводят на обычный кислород. Затем его концентрацию снижают, чтобы легкие привыкали к обычному воздуху с содержанием кислорода 21%.

Перевод в палату

Когда организм пациента готов к отключению от приборов, контролирующих и поддерживающих жизнедеятельность, его переводят в палату. Медикаментозная терапия продолжается, но человеку сразу назначают дыхательную гимнастику и физическую нагрузку, которая поначалу заключается в обычной ходьбе.

Пациент с новыми легкими первое время должен ходить в защитной маске, чтобы пыль не провоцировала лишних проблем. Длительность прогулок определяется врачом. Сегодня, в век информационных технологий, врачи советуют всем пациентам после пересадки легких приобретать шагомеры, которые показывают количество пройденных шагов в день. Так проще контролировать нагрузку.

После операции по пересадке легких пациенту требуется еще и психологическая реабилитация, направленная на профилактику и лечение депрессивных расстройств, социализацию, развитие дисциплинированности в исполнении врачебных указаний, особенно после выписки. Депрессия может быть связана с длительным пребыванием в больнице, отсутствием возможности видеться с близкими (первое время в палату никого не пускают, чтобы исключить инфицирование), ведением нового образа жизни.

Выписка

Еще в больнице пациент, которому произвели пересадку легких, начинает принимать иммуноподавляющие препараты, чтобы организм не отторгал новые органы. Это пожизненная терапия, и человек сам должен нести ответственность за регулярность приема медикаментов.

Риски и осложнения

Основной риск – отторжение организмом новых легких. Несмотря на то, что врачи подыскивают органы, которые максимально подходят по всем показателям, иммунная система может не принять легкие. Возникнет аутоиммунный конфликт, из-за которого человек может погибнуть. Но сегодня это редкость, потому что проводится подавляющая терапия с помощью тех самых иммунодепрессантов.

Кроме отторжения органов, осложнения после пересадки органов могут возникнуть и из-за инфицирования. Но за этим тоже строго следят во время подготовки операции, ее проведения и реабилитации. На кону слишком много, чтобы упускать элементарные правила антисептики и асептики. Пациент тоже должен осознавать это и не создавать проблемные ситуации (не открывать в палате окно, не выходить куда-то без разрешения и т.п.).

Источник: MedOperacii.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.