Интраназальные глюкокортикоиды

В статье обобщено современное состояние проблемы полипозного риносинусита. Показаны возможности применения интраназальныхглюкокортикостероидов в лечении таких пациентов. Охарактеризованы преимущества будесонида по ряду фармакологических параметров, позволяющих эффективно и безопасно контролировать клинические симптомы при полипозном риносинусите.

Хронический риносинусит (ХР) является одним из наиболее распространенных и дискутабельных заболеваний в практике оториноларинголога, многие аспекты патогенеза которого, а следовательно, и адекватное лечение находятся на стадии изучения [1, 2]. В настоящее время созданы масштабные согласительные документы – EPOS-2005, -2007 и -2012, в которых проанализирован весь мировой опыт диагностики и лечения этого состояния [3, 4]. В результате проведенного анализа эксперты предлагают простую схему классифицикации ХР: ХР с полипозом и ХР без полипоза.

В России чаще употребляется термин «полипозный риносинусит», что также отражает вовлечение в патологический процесс не только околоносовых пазух, но и полости носа.


о в свою очередь несколько затрудняет постановку диагноза по системе МКБ-10, поскольку врачу приходится делать выбор между диагнозом «полипозная дегенерация синуса» и «полипы полости носа». Неясность этиопатогенеза, а также терминологические парадоксы обусловливают на сегодняшний день отсутствие идеального метода лечения полипозного риносинусита с противорецидивной гарантией [4, 5].

Несмотря на бурное развитие эндоскопической техники и популяризацию функциональной эндоскопической синус-хирургии, уменьшения количества таких пациентов не отмечается. Радикальная операция на верхнечелюстных пазухах в сочетании с тотальной этмоидэктомией также не является залогом отсутствия рецидива, а значительная травматичность вмешательства обусловливает длительный период восстановления с развитием послеоперационной болезни пазух, потребностью в длительной антибактериальной терапии, частых визитах к оториноларингологу [4].

Многие авторы отмечают, что причины возникновения полипозного процесса в околоносовых пазухах различны. В связи с этим и тактика лечения полипозного синусита должна носить дифференцированный подход, поскольку имеется достаточное количество консервативных методов лечения таких больных, которые в ряде случаев позволяют эффективно бороться с этим заболеванием [5].

Основой медикаментозной терапии для длительного контроля воспалительного процесса в полости носа являются интраназальные глюкокортикостероиды (ИГКС) или топические ГКС для интраназального применения.


здание ГКС можно назвать одним из ключевых научных достижений середины прошлого столетия. Однако, поскольку первоначально существовали только системные препараты, их использование сопровождалось выраженными побочными эффектами от синдрома Иценко–Кушинга до системного остеопороза. С появлением спустя 30 лет топических форм эта проблема была решена, поскольку даже применение высоких доз этих препаратов не сопровождалось значимой системной абсорбцией [6].

Первым топическим ГКС стал беклометазона дипропионат, успешно зарекомендовавший себя на группе пациентов с аллергическим ринитом и позднее – бронхиальной астмой. В дальнейшем были созданы другие топические ГКС, молекулы которых характеризовались улучшенными фармакологическими свойствами, а также происходило накопление клинического опыта их применения [6].

Противовоспалительный эффект топических ГКС связан с ингибированием воспалительных медиаторов, включая продукцию цитокинов; вмешательством в метаболизм арахидоновой кислоты; приводя, таким образом, к стабилизации клеточных мембран, уменьшению проницаемости сосудов, улучшению функции клеточных рецепторов [6].

В настоящее время среди топических ГКС наиболее изученными и распространенными в ЛОР-практике являются беклометазона дипропионат, будесонид, флутиказона пропионат, флутиказона фуроат и мометазона фуроат.

Эффективность ИГКС при лечении больных полипозным риносинуситом регулярно анализируется в документах EPOS. К настоящему времени издана уже 3-я редакция этого документа – EPOS-2012, представляющая собой детальный анализ всех аспектов риносинусита в целом, выполненный группой экспертов с применением современных принципов доказательности данных [4]. В документе рассмотрен и ряд позиций в отношении ИГКС, которые часто вызывают наибольшую полемику у практических оториноларингологов, а именно:


  • эффективность монотерапии ИГКС при полипозном риносинусите;
  • эффективность схемы ИГКС+ хирургическое лечение;
  • когда ИГКС более эффективны перед и/или после хирургического лечения;
  • каков наиболее эффективный способ доставки ИГКС – капли или спрей;
  • какова длительность назначения ИГКС?

К сожалению, не на все эти вопросы можно найти однозначную рекомендацию в данном документе, что связано с тем, что не все анализируемые исследования по своему качеству могли быть включены в мета-анализ, однако ряд проблемных вопросов в EPOS-2012 освещен достаточно подробно.

ИГКС и хирургическое лечение

В целом улучшение носового дыхания при использовании схемы хирургическое лечение+последующее применение ИГКС было эффективнее, чем в случае монотерапии ИГКС, однако статистическая достоверность результатов в целом не была достигнута.

Капли или спрей

Ряд имеющихся на российском фармацевтическом рынке ГКС для интраназального использования представлен в виде капель в нос. В связи с этим в EPOS-2012 подчеркнуто преимущество ИГКС в виде назальных аэрозолей (спреев), признанных более эффективными в уменьшении симптомов полипозного риносинусита, однако объективное уменьшение полипозной ткани при сравнении между двумя вариантами доставки ГКС (капли или спрей) не было статистически значимым, что эксперты связывают с недостаточным качеством имеющихся исследований для включения в мета-анализ.


«Старые» генерации ИГКС против «новых»

По данным мета-анализа имеющихся в литературе исследований эксперты установили, что существенная разница в эффективности «новых», или «современных», генераций ИГКС (мометазона фуроат, флутиказона дипропионат) по сравнению со «старыми» отсутствует, что, конечно же, интересно с точки зрения экономической составляющей – ведь не секрет, что препараты на основе «старых» генераций ГКС существенно дешевле «новых».

В целом по данным EPOS-2012 доля исследований, подтверждающих эффективность ИГКС при полипозном риносинусите, существенно больше, чем тех, в которых не подтверждена их эффективность или отмечено преимущество плацебо (см. таблицу) [4].

Если рассматривать проблему выбора ИГКС с фармакологической точки зрения, то их сравнение возможно по ряду параметров, одним из которых служит терапевтический индекс, представляющий собой отношение средней смертельной дозы к дозе, вызывающей терапевтический эффект у 50% экспериментальных животных. Данный показатель – наибольший у будесонида, что обусловлено высоким сродством препарата к глюкокортикоидным рецепторам и ускоренным метаболизмом после системной абсорбции [7, 8].


Интраназальные глюкокортикоиды

Помимо этого к важным характеристикам топических ГКС (отличающих их от системных) относятся липофильность и короткий период полувыведения из плазмы крови. Данные свойства также имеют определенные отличия в зависимости от препарата. Так, по сравнению с флутиказоном пропионатом/фуроатом и мометазона фуроатом будесонид отличается меньшей липофильностью, что позволяет ему быстрее и более эффективно проникать через слой слизи, покрывающей слизистую оболочку. Предположительно именно с этим свойством связана большая эффективность будесонида по сравнению с перечисленными ИГКС при применении в виде водных суспензий при аллергическом рините [9–11].

Попадая внутрь клетки, будесонид образует эфиры с длинноцепочечными жирными кислотами и задерживается в тканях на длительное время. Было установлено, что при попадании в верхние дыхательные пути эстерифицируется не менее 70% будесонида, при этом в плазме его эфиры не определяются [9–11].

Депонированный в тканях эстерифицированный будесонид при снижении концентрации его свободной формы в клетках при участии внутриклеточных липаз способен высвобождаться из эфиров и связываться с ГК-рецептором. Подобный механизм, не свойственный другим ГКС, способствует пролонгации противовоспалительного эффекта (до 24 часов) и, как полагает ряд авторов, является более важным, чем сродство к рецептору, свойством, однако и по последнему показателю будесонид превосходит ряд «старых» препаратов – беклометазона дипропионат, флунизолид триамцинолон, и сопоставим с активностью флутиказона пропионата/фуроата [12].


Одной из обсуждаемых в литературе тем и основной причиной беспокойств пациентов при назначении ИГКС являются опасения в связи с возможным системным действием этих препаратов. Если рассуждать на эту тему с позиций фармакологии, то для определения системной активности ИГКС необходимо проанализировать их системную биодоступность, липофильность, объем распределения, степень связывания с белками крови [13].

Общая системная биодоступность ИГКС определяется долей препарата, попавшей в системный кровоток с поверхности слизистой оболочки, и частью проглоченной доли, которая не была метаболизирована при первом прохождении через печень (оральная биодоступность). При этом будесонид является одним из ИГСК с наименьшей оральной биодоступностью [12, 14].

Следующими свойствами, определяющими безопасность будесонида, являются промежуточная липофильность, которая уже обсуждалась выше, и относительно небольшой объем распределения по сравнению с беклометазона дипропионатом и флутиказона пропионатом/фуроатом. Высокой липофильности соответствует больший объем распределения, лучшее проникновение в ткани и внутрь клеток и больший период полувыведения. В целом эти препараты будут клинически эффективнее, но при этом риск побочных эффектов системного характера возрастает [15].


Еще одним свойством, обеспечивающим будесониду низкую системную активность, – это степень связывания с белками плазмы крови, которая не отличается от показателя беклометазона дипропионата, флутиказона пропионата/фуроата и мометазона фуроата, но в сочетании с более коротким периодом полувыведения существенно снижает его потенциальную системную активность [12].

Официально будесонид для интраназального применения разрешен детям от 6 лет, хотя существуют отдельные исследования детей более раннего возраста. Так, в двойном слепом рандомизированном плацебо-контролируемом проспективном исследовании K.T. Kim (2004) с участием 78 детей 2–3 лет интраназальное применение будесонида на протяжении 6 недель не сопровождалось увеличением плазменного уровня кортизола [16].

Необходимо также отметить, что будесонид – единственный препарат среди топических ГКС, обладающий наилучшим рейтингом безопасности при беременности (В) по классификации FDA (Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных средств США) [17]. Эта позиция была основана на анализе 3 регистров Швеции с 1995 по 2001 г., в которых зафиксировано отсутствие повышения риска позднего токсикоза беременности, преждевременных родов, гипотрофии плода и врожденных пороков развития у 2000 новорожденных, матери которых применяли будесонид ингаляционно во время беременности [15, 16, 18, 19].

Таким образом, будесонид сочетает все необходимые свойства интраназального ГКС, обеспечивающие клиническую эффективность этого класса лекарственных средств: высокую кортикостероидную активность, длительное действие и низкую системную биодоступность.

Источник: lib.medvestnik.ru

  1. Журналы
  2. Вестник оториноларингологии
  3. # 5, 2016
  4. Интраназальные глюкокортикостероиды в…

Использованные сокращения

инГКС — интраназальные глюкокортикостероиды

КС — кортикостероиды

ОНП — околоносовые пазухи

ПРС — полипозный риносинусит

РКИ — рандомизированные клинические исследования

РС — риносинусит

Риносинусит (РС) — воспаление слизистой оболочки носа и одной или большего количества околоносовых пазух (ОНП), является широко распространенным заболеванием, лидирующим в структуре патологии ЛОР-органов [1]. Точная распространенность РС не известна, поскольку не все пациенты обращаются за медицинской помощью, однако имеющиеся данные позволяют предположить, что различными формами РС страдает не менее 10—16% взрослого населения Европы и США [2—5]. В РФ ежегодно регистрируется примерно 10 млн случаев РС, а среди госпитализированных пациентов с заболеваниями ЛОР-органов доля больных с РС достигает 40—50% [6].

РС принято подразделять на острый (наличие симптомов в течение менее чем 12 нед), рецидивирующий (от 1 до 4 эпизодов в год, периоды между обострениями не менее 8 нед) и хронический (наличие симптомов в течение более чем 12 нед) [1]. В качестве разновидности хронического РС рассматривается полипозный РС (ПРС) — хроническое заболевание слизистой оболочки носа и ОНП, основным клиническим проявлением которого является образование и рецидивирующий рост полипов [7, 8].


РС оказывает существенное негативное влияние на качество жизни пациентов, сопоставимое с таковым или даже более выраженное, чем при ишемической болезни сердца и хронической обструктивной болезни легких [1, 9]. Ухудшению качества жизни способствует и развитие депрессии, которое наблюдается у 26% больных хроническим РС [10].

Термин «риносинусит» в настоящее время считается более предпочтительным, чем термин «синусит», так как отражает анатомическое, физиологическое и патофизиологическое единство полости носа и ОНП [1, 5, 11—13]. Слизистая оболочка носа и ОНП представляет собой единый континуум, в связи с чем у подавляющего большинства пациентов с симптомами РС также присутствует ринит [5, 11—15], а у 90% пациентов с заложенностью носа вследствие неосложненной простуды, по данным компьютерной томографии, выявляется патология синусов [16].

К факторам, способствующим развитию РС, относятся вирусные, бактериальные, грибковые инфекции, аллергические и иммунологические реакции, а также неинфекционные факторы, включая гастроэзофагеальную рефлюксную болезнь [13, 17]. Одним из основных состояний, предрасполагающих к развитию РС, является аллергический ринит, который обнаруживают у 25—31% взрослых с острым РС и 40—84% — с хроническим РС [13].


Острый РС в большинстве случаев развивается на фоне острой респираторной инфекции и имеет вирусную (чаще риновирусную) этиологию [1]. Воспаление слизистой оболочки носа приводит к развитию отека, повышенной секреции слизи, обструкции дыхательных путей, нарушению дренажа и аэрации синусов, инактивации мукоцилиарного клиренса и скоплению серозного экссудата в просвете ОНП, что создает условия для размножения в них бактерий и вирусов и предрасполагает к развитию хронического РС [5]. Клеточно-молекулярные механизмы развития острого РС представлены на рис. 1.

Интраназальные глюкокортикоиды
Рис 1. Клеточные и молекулярные механизмы, вовлеченные в патогенез острого риносинусита [18]. АГ — антиген; АПК — антигенпрезентирующая клетка; ТСЛП — тимический стромальный лимфопоэтин; ТПР — толл-подобный рецептор; ИЛ — интерлейкин; ФНО-α — фактор некроза опухоли; ТФ — транскрипционный фактор; IgE — иммуноглобулин E; ГМ-КСФ — гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор; ЛТ — лейкотриен; ПГЕ — простагландин; ЕКБ — эозинофильный катионный белок; ГЩП — главный щелочной протеин; ФАТ — фактор активации тромбоцитов.

Этиология и патогенез хронического РС не вполне ясны [19]. Развитию хронического РС способствуют множественные факторы, включая бактериальную и грибковую инфекцию, в том числе колонизацию стафилококками, вырабатывающими суперантигены, образование микробных биопленок, атопия, анатомические аномалии в области остиомеатального комплекса; нарушение мукоцилиарного клиренса и др., приводящие к cложному взаимодействию между реакциями врожденного и адаптивного иммунитета [20—23]. Инфильтрация слизистой оболочки ОНП нейтрофилами, макрофагами, лимфоцитами и эозинофилами вызывает развитие воспалительного процесса, который впоследствии вызывает фиброз, утолщение слизистой оболочки и обструкцию остиомеатального комплекса (рис. 2).

Интраназальные глюкокортикоиды
Рис. 2. Клеточные и молекулярные механизмы, вовлеченные в патогенез хронического риносинусита без полипов [18]. ИЛ — интерлейкин; ИНФ — интерферон; ФНО-α — фактор некроза опухоли; ТФР — трансформирующий фактор роста; ТИМП — тканевый ингибитор металлопротеиназы; МП — металлопротеиназа.

Существует мнение, что хронический РС включает в себя группу гетерогенных заболеваний, характеризующихся длительным воспалением слизистой оболочки носа и ОНП [19, 24]. Прежде всего, его подразделяют на хронический РС без назальных полипов и полипозный Р.С. Хронический Р.С., включая ПРС, гистологически характеризуется повреждением эпителиального слоя, метаплазией многорядного цилиндрического эпителия в многослойный, лишенный ресничек, утолщением базальной мембраны, отеком подслизистого слоя и гиперплазией бокаловидных клеток [6], однако между этими формами существуют и четкие различия — при ПРС наблюдается более выраженный отек и низкая целлюлярность подслизистого слоя, в то время как при хроническом РС без полипов — более выраженный фиброз и менее выраженный отек [25]. В свою очередь ПРС не является однородной патологией с точки зрения гистологического строения полипов, особенностей клинических проявлений и возможных этиологических факторов [7]. Существуют как локальные, ограниченные только слизистой оболочкой ОНП, так и системные формы заболевания, при которых полипоз сочетается с бронхиальной астмой, непереносимостью нестероидных противовоспалительных средств (aspirin-exacerbated respiratory disease), муковисцидозом, синдромом Картагенера и др. [7].

Воспаление, развивающееся при различных фенотипах хронического РС, также характеризуется рядом особенностей [26, 27]. В частности, ПРС ассоциируется с высокой степенью тканевой эозинофилии (более 50%) и Th2-зависимым характером воспаления с преобладанием ИЛ-5, ИЛ-13 и IgE, в то время как для хронического РС без полипов характерен Th1-зависимый характер воспаления с повышенным содержанием провоспалительных медиаторов: ИНФγ, ИЛ-8 и ТФРβ, и значительно меньшим числом эозинофилов в очаге воспаления (около 2%) [5, 27].

Высказываются предложения о целесообразности выделения в отдельные группы формы РС, развившиеся на фоне атопии и бронхиальной астмы, грибковой, одонтогенной инфекции и иммунодефицитных состояний (например, дефицита IgG3), а остальные относить в разряд «неуточненных» [6, 24].

Гетерогенность патогенетических факторов и клинических проявлений РС обусловливает применение различных методов для его лечения, включая консервативные и хирургические. Учитывая важную роль воспаления в патогенезе как хронического, так и острого РС, в последние годы все большее место в его терапии отводится инГКС. Кроме того, для фармакотерапии РС используют препараты многих фармакологических групп, в том числе антибиотики, сосудосуживающие и муколитические средства, антигистаминные препараты, ирригации солевыми растворами и др. [1, 17].

В европейские рекомендации по лечению острого РС инГКС были включены в 2007 г. [5]. Ранее их применения при данном заболевании избегали в связи с возможным риском развития иммунодепрессивного эффекта глюкокортикостероидов на фоне потенциально инфекционного состояния [28]. Однако это опасение было полностью опровергнуто в рандомизированных контролируемых исследованиях (РКИ) и их метаанализах не только при остром РС, но и при других заболеваниях дыхательных путей и ЛОР-органов [28]. Более того, в ряде исследований было показано, что инГКС непосредственно индуцируют экспрессию нескольких защитных молекул хозяина (C3, SLPI, MBL, SpA, SpD и др.) [29, 30], что приводит к усилению многих аспектов врожденного иммунитета, включая барьерную функцию эпителия, мукоцилиарную функцию, выживание и активность нейтрофилов, фагоцитоз в альвеолярных макрофагах и выделение клетками эпителия веществ, непосредственно взаимодействующих с микроорганизмами (коллектины, пентраксины и др.) [29]. Возможно, что инГКС оказывают благоприятный эффект и на микробные биопленки [31]. По-видимому, эти эффекты, наряду с противовоспалительной активностью, способствуют высокой эффективности инГКС при обострениях ряда заболеваний, вызванных инфекцией, например, хронической обструктивной болезни легких, аллергического бронхолегочного аспергиллеза, аллергического грибкового синусита и РС [29]. В настоящее время инГКС изучаются в качестве средств для лечения простуды [32].

Целесообразность применения инГКС при РС связана с широким спектром противовоспалительного действия и влиянием на различные клетки, включая эпителиальные, фибробласты, эозинофилы и Т-клетки, участвующие в развитии иммунного ответа на воспаление [18], что в свою очередь приводит к снижению воспалительных процессов и отека в области слизистой оболочки носа, носовых раковин и устьев синусов и способствует дренажу ОНП, улучшению их аэрации и, как следствие, к уменьшению выраженности и продолжительности симптомов заболевания, а также к снижению риска развития суперинфекции [28]. инГКС оказывают угнетающее действие на секрецию желез слизистой оболочки и экстравазацию плазмы, а также уменьшают чувствительность рецепторов слизистой оболочки носа к гистамину и механическим раздражителям, что приводит к снижению неспецифической назальной гиперреактивности [1].

Механизм действия инГКС на молекулярном уровне полностью не изучен. Предполагают, что их действие на клетки-мишени преимущественно осуществляется путем регуляции транскрипции генов и опосредовано через взаимодействие со специфическими внутриклеточными глюкокортикостероидными рецепторами [33]. Однако наряду с этим глюкокортикостероиды оказывают и негеномные эффекты, опосредованные нетранскрипторными механизмами или взаимодействием со специфическими рецепторами на плазматической мембране, обнаруженными в некоторых клетках.

В основе фармакологического действия инГКС при РС лежат несколько механизмов. Во-первых, они вызывают угнетение образования фосфолипазы A2-фермента катализирующего реакцию образования из фосфолипидов клеточных мембран арахидоновой кислоты — источника образования ряда фракций простагландинов и лейкотриенов, обладающих провоспалительными свойствами, рассматриваемых как медиаторы воспаления; во-вторых, оказывают ингибирующий эффект на цитокины и хемокины, являющиеся регуляторами эозинофилов и лимфоцитов, в-третьих, оказывают мембраностабилизирующий эффект, что снижает повреждение клеточных мембран в клетках воспаленных тканей [34]. Кроме того, они вызывают апоптоз незрелых лимфоцитов и эозинофилов [34], что приводит к снижению выживаемости и активации эозинофилов и, как следствие, к снижению эозинофильной инфильтрации дыхательных путей [35].

Все эти эффекты инГКС одновременно развиваются в полости носа и в ОНП [36, 37]. Причем для угнетения синтеза провоспалительных веществ достаточно низких концентраций инГКС. При применении инГКС выявлено уменьшение количества тучных клеток и базофилов в слизистой оболочке носа и ОНП и снижение выделяемых ими медиаторов воспаления; уменьшение количества Т-клеток в эпителии и их функциональной активности, а также угнетение продукции IgE [1, 38]. Однако инГКС не действуют на нейтрофилы и макрофаги и не оказывают неблагоприятного влияния на иммунный ответ на бактериальную инфекцию [1]. Кроме того, показано, что назальный спрей инГКС подавляет рост полипозной ткани в носу и индуцирует ее регрессию [34].

Оказывая сходные с системными глюкокортикостероидами терапевтические эффекты, интраназальные ГКС обладают значительно более высокой безопасностью [39], в связи с чем их внедрение в медицинскую практику позволило улучшить лечение воспалительных и аллергических заболеваний верхних и нижних дыхательных путей [5, 40].

инГКС хорошо изучены по всем вышеперечисленным показаниям в РКИ и их метаанализах [8, 41—49]. При остром, рецидивирующем и хроническом РС доказана эффективность применения инГКС как в виде монотерапии, так и в качестве дополнения к антибиотикам [11, 13]. Кроме того, инГКС оказывают доказанный терапевтический эффект при аллергическом рините, являющемся одним из основных факторов риска развития РС, в том числе за счет подавления характерного для данного заболевания «минимального персистирующего воспаления», которое способствует возникновению назальной гиперреактивности и предрасполагает к развитию коморбидности [50].

В последней версии Европейских рекомендаций инГКС присвоен высший уровень доказательств — Ia и высшая сила рекомендаций — А (рекомендация основывается непосредственно на доказательствах I уровня) [17]. Причем с точки зрения доказательной медицины эти рекомендации более обоснованы, чем для большинства других лекарственных средств, применяемых для лечения РС (табл. 1 и 2).

Интраназальные глюкокортикоиды
Таблица 1. Уровень рекомендаций по применению разных лекарственных средств при остром РС [39]

Интраназальные глюкокортикоиды
Таблица 2. Уровень рекомендаций по применению разных лекарственных средств при ПРС [39]

Результаты РКИ свидетельствуют, что добавление инГКС к антибиотикам при остром РС по сравнению с применением одних антибиотиков приводит к повышению эффективности терапии с точки зрения облегчения симптомов [51, 52], а монотерапия интраназальным мометазоном фуроатом превосходит по эффективности монотерапию амоксициллином [53]. Таким образом, применение инГКС на ранних стадиях острого РС позволяет достичь терапевтического успеха у пациентов с нетяжелыми формами заболевания без антибиотикотерапии и, как следствие, снизить риск возникновения и распространения антибиотикорезистентности [13, 54].

Учитывая, что большинство случаев острого РС вызываются вирусами и относительно редко осложняются бактериальной инфекцией, в современных руководствах по лечению острого РС на начальных стадиях заболевания рекомендуется выжидательная тактика с применением инГКС [55, 56], а в случае бактериальной этиологии заболевания — добавление инГКС к антибиотикам, особенно у пациентов с аллергическим ринитом в анамнезе [57].

Глюкокортикостероидная терапия (топическая, системная или комбинированная) является «золотым стандартом» лечения ПРС в типичных случаях впервые выявленного двустороннего полипозного процесса [7]. Лечение инГКС у этих больных приводит к улучшению проходимости дыхательных путей и симптомов заболевания, уменьшению размеров полипов и позволяет избежать хирургического вмешательства примерно в 50% случаев [58], а у пациентов, перенесших операцию, сокращает частоту рецидивирования полипов и необходимость в повторных хирургических вмешательствах, в связи с чем рекомендуется для длительного применения [59]. В систематическом обзоре, посвященном оценке эффективности назального спрея мометазона фуроата, показано, что его применение при ПРС, помимо уменьшения размеров полипов и улучшения основных симптомов, способствует улучшению обоняния и качества жизни пациентов [60]. У пациентов с «аспириновой триадой» (aspirin exacerbated respiratory disease) (?) применение инГКС позволяет снизить применение пероральных ГКС и таким образом повысить безопасность и переносимость терапии [61]. инГКС также приобретают статус препаратов выбора при хроническом РС без полипов [39, 62].

При выборе инГКС следует учитывать их фармакодинамические (сродство к глюкокортикостероидным рецепторам), физико-химические (липофильность) и фармакокинетические свойства (системная биодоступность), а также степень их изученности в адекватных клинических исследованиях. Сродство к глюкокортикостероидным рецепторам определяет силу действия препарата, липофильность — степень и скорость его проникновения через клеточные мембраны, а также длительность пребывания в слизистой оболочке носа и ОНП, а системная биодоступность — частоту развития нежелательных эффектов, переносимость и, как следствие, приверженность лечению [63].

При применении разных методов оценки сродства к рецепторам инГКС располагались в следующей последовательности: мометазона фуроат > флутиказона пропионат > триамцинолона ацетонид > будесонид > дексаметазон [64] или флутиказона пропионат > мометазона фуроат > будесонид > флунизолид > триамцинолона ацетонид [65].

Наиболее высокой липофильностью также обладают мометазона фуроат и флутиказона пропионат, что обусловливает их лучшее проникновение в ткани носа и ОНП и большим объемом распределения в них [66]. Липофильные препараты могут создавать в тканях депо, из которого медленно высвобождается активное вещество, что приводит к увеличению продолжительности их действия.

Наиболее низкая биодоступность (менее 0,1%), характерная для мометазона фуроата [67], обусловливает низкий риск развития системных нежелательных реакций при его применении. Согласно результатам большого систематического обзора, мометазона фуроат обладает отличным профилем безопасности — не вызывает побочных эффектов, характерных для глюкокортикостероидов системного действия, не подавляет функцию коры надпочечников, не влияет на скорость роста у детей, безопасен для матери и плода при применении во время беременности [60]. При длительном использовании препарата не наблюдалось изменений толщины эпителия и атрофии слизистой оболочки.

Назальный спрей мометазона фуроат изучался более чем в 300 клинических исследованиях, в которых была показана его эффективность и безопасность при остром и хроническом РС, сезонном и круглогодичном аллергическом рините, а также гипертрофии аденоидов и среднем отите у детей [60]. Его безопасность показана не только в РКИ, но и подтверждена опытом 17-летнего применения в широкой медицинской практике [60].

При остром РС рекомендуется применение спрея мометазона в дозе 100 мкг в каждую половину носа 2 раза в сутки в течение 10—14 дней, при хроническом — в той же дозе в течение 3—6 мес и более [6].

В 2015 г. в РФ был зарегистрирован препарат мометазона фуроата — Дезринит в форме интраназального спрея (ООО «Тева»). Дезринит обладает всеми преимуществами мометазона. Свою эффективность, безопасность, терапевтическую эквивалентность препарату Назонекс Дезринит продемонстрировал в сравнительном РКИ[68].

Комплексный механизм противовоспалительного действия препарата Дезринит, в том числе индукция синтеза прововоспалительных цитокинов, проявляющих действие во всех пазухах носа, в том числе за счет аутокринных и паракринных эффектов, обусловливает многообразие показаний к его применению, включая:

— лечение сезонного и круглогодичного аллергического ринита;

— вспомогательное лечение острого синусита или обострения хронического синусита;

— лечение полипоза носа.

Таким образом, инГКС играют важную роль в терапии различных форм РС, а благоприятные фармакодинамические и фармакокинетические свойства мометазона фуроата и его доказанная эффективность и безопасность позволяют рассматривать Дезринит в качестве одного из препаратов выбора при данных заболеваниях.

Статья публикуется при финансовой поддержке ООО «Тева»

115054, Россия, Москва, ул. Валовая, д. 35

Тел.: +7 (495)664−22−34; факс: +7 (495)664−22−35 www.teva.ru

DEZR-RU-00093-DOK

Источник: www.mediasphera.ru

Лечение аллергического ринита лекарственными средствами

Абсолютно исключить контакт с аэроаллергенами, взвешенными в воздухе, сложно, а порой и невозможно, если у больного аллергия на домашнюю пыль и пыльцу. Если элиминационные мероприятия не снижают признаки насморка, назначают медикаментозную терапию.

Лекарства по-разному воздействуют на симптомы аллергического ринита, так как болезнь может протекать как в легкой, умеренной форме, так и в тяжелой, остро и хронически, сезонно и круглогодично. Также дополнительно учитывается присутствие сопутствующих заболеваний – бронхиальной астмы, аллергического конъюнктивита.
Все спреи от аллергии делятся на три группы:

  1. Лекарства для контроля заболевания.
  2. Симптоматические капли.
  3. Барьерные средства.

Существует два основных пути введения лекарственных средств при аллергическом насморке – интраназальный и пероральный. Интраназальный прием препарата – введение в нос. Для этого используют капли от аллергии или спреи. Пероральный прием – через рот, путем проглатывания. Интраназальный прием лекарств имеет как сравнительные преимущества, так и недостатки (смотри Таблицу 1).
Таблица 1

Преимущества Недостатки
  • высокие концентрации лекарств поступают непосредственно в орган-мишень, это позволяет избежать системных эффектов или свести их к минимуму;
  • некоторые лекарства (например, кромоны) вводят только интраназально, так как они практически не всасываются через пищеварительный тракт;
  • при пероральном приеме некоторые медикаменты вызывают выраженные общие нежелательные эффекты;
  • при интраназальном приеме лекарства действуют быстрее, чем при приеме внутрь
  • интраназальные глюкокортикостероиды могут вызывать легкие местные побочные реакции, в частности, носовое кровотечение и образование корок;
  • присутствие нескольких органов-мишеней аллергического процесса – другие аллергические заболевания;
  • негативное отношение детей к интраназальному введению лекарств

Препараты для контроля заболевания

Аллергический ринит лечится поэтапно. Стратегия выбирается в зависимости от частоты проявления симптомов и степени тяжести течения болезни. Фармакотерапию начинают с назначения пероральных или назальных антигистаминных препаратов на первой ступени. Если нет улучшений, используются интраназальные клюкокортикостероиды – вторая ступень. Далее (на третьей ступени) добавляются более сильные антигистаминные препараты и/или антагонисты рецепторов лейкотриенов. Если на протяжении 7 – 14 дней улучшения нет, пересматривается диагноз.

Интраназальные глюкокортикостероиды

Базовая терапия аллергического насморка при умеренной и тяжелой форме заболевания – интраназальные глюкокортикоиды. Лекарственные средства нового поколения этой группы при соблюдении прописанных врачом доз безопасны для детей с 2 лет и взрослых. Имея сильные свойства подавлять воспалительный процесс, они оказывают противоаллергический эффект, влияя непосредственно на патофизиологические процессы. Значительное снижение чувствительности к аллергенам после терапии интраназальными глюкокортикостероидами доказано экспериментально при выполнении назального провокационного теста.

Спреи от аллергии этого класса необходимо принимать постоянно. Лекарства начинают действовать во временном отрезке от 3 – 5 часов до полутора суток после приема первой дозы. Медицинские эксперименты показали, что после недельного приема интраназальных глюкокортикостероидов наступают значительные улучшения. Если в течение семи дней нет облегчения, терапия определяется как неэффективная.

Действенное улучшение самочувствия в течение первых суток после начала лечения оказывают лекарства циклесонид, флутиказон и мометазон. Эти спреи от аллергии улучшают течение сопутствующей астмы, а флутиказона фуроат и мометазон результативны и при конъюнктивите аллергического характера.
Фармакотерапия медикаментами нового поколения (флутиказона пропионат, мометазон, флутиказона фуроат) более удобна, так как принимать их необходимо в сутки однократно. Эти препараты влияют непосредственно на симптомы аллергического ринита, не оказывая системного (общего) действия на организм.

Местной побочной реакцией лечения интраназальными глюкокортикоидами при несоблюдении правил приема является нарушение целостности носовой перегородки и кровотечения из носа.
Назальный спрей Назонекс (мометазона фуроат) имеет наиболее широкий спектр показаний к применению по сравнению с остальными интраназальными глюкокортикостероидами, зарегистрированными в России:

  1. Сезонный и хронический аллергический ринит у детей с двух лет, в подростковом возрасте и у взрослых.
  2. Терапия с профилактической целью за 14 – 30 дней до ожидаемого начала цветения у детей с 12 лет и у взрослых при умеренной и тяжелой форме течения сезонного аллергического насморка.

Преимущество перед системными и местными антигистаминными препаратами назального спрея Назонекс, его высокая результативность доказана множеством контролируемых медицинских исследований. Лекарственное средство уменьшает признаки ринита и конъюнктивита аллергического характера уже через 7 – 11 часов после введения.
К Назонексу не возникает привыкание. Препарат не сушит слизистую носа, так как содержит не только антигистаминный, но и увлажняющий компонент, а при долгом использовании восстанавливает тканевую структуру слизистой полости носа.

Интраназальные антигистаминные препараты

Интраназальные антигистаминные препараты прописывают для терапии аллергического насморка в период цветения и для круглогодичного ринита. Лекарства начинают действовать быстро и результативны против местного воспаления, при заложенности носа.
Азеластин и левокабастин более продуктивны, чем пероральные антигистамины, но уступают интраназальным глюкокортикостероидам.

Азеластин дал отличные результаты в терапии ухудшения симптоматики при поллинозах – сезонном рините. Лекарство не только угнетает активность гистамина, но и ослабляет прикрепление антигенов на клетках эпителия. При однократном введении в нос действие азеластина начинается через 16 минут и продолжается на протяжении 12 часов. При регулярном приеме дважды в сутки лекарственное средство предупреждает возникновение симптомов болезни. Спрей от аллергии показан детям с 6 лет по 1 дозе дважды в сутки.

Интраназальные кромоны

Кромоглициевая кислота показывает низкие результаты лечения по сравнению с интраназальными глюкокортикоидами или антигистаминными препаратами. Их прописывают при легком течении аллергического ринита. Применять кромоны необходимо около 5 раз в сутки, поэтому лечиться ими затруднительно. Но интраназальные кромоны не провоцируют побочные эффекты. Поэтому эта группа противоаллергических средств – одна из наиболее популярных в терапии аллергического риноконъюнктивита у детей.

Симптоматические лекарственные препараты

Увеличение потребности в приеме сосудосуживающих капель в нос при лечении от аллергии говорит о том, что заболевание вышло из-под контроля.

Интраназальные деконгестанты

Это сосудосуживающие капли в нос: оксиметазолин, нафазолин, фенилэфрин, ксилометазолин. Сосудосуживающие препараты не имеет антигистаминного, противоаллергического или противовоспалительного компонента в своем составе. Эти капли от аллергии неэффективны. Они не избавляют от чихания, зуда и слизистых выделений. Их применяют при явном нарушении дыхания – заложенности носа.

Важное уточнение: сосудосуживающие капли нельзя использовать длительно. За три дня применения интраназальных деконгестантов к ним может сформироваться привыкание или возникнет насморк, спровоцированный приемом этих же капель – медикаментозный ринит.
Интраназальные деконгестанты относятся к безрецептурным препаратам. Поэтому пациенты часто систематически и бесконтрольно используют эти средства, что ведет к лекарственной зависимости. Все местные сосудосуживающие препараты могут спровоцировать развитие «синдрома рикошета» – феномен отрицательного последствия. Причем этот эффект значительно чаще случается у детей.

Количество детей с отравлением нафазолином, поступивших в отделения больниц, составляет до 6,75% от всех госпитализированных с интоксикацией. Количество детей с интоксикацией ксилометазолином/ оксиметазолином ниже – 0,13 – 0,57%. Отравления фенилэфрином не выявлены.
В некоторых государствах нафазолин в педиатрической практике рекомендовано не использовать. В Российской Федерации его использование допускается с двух лет в 0,025%-м растворе. Однако при изготовлении налажен выпуск нафазолина только в концентрации 0,05 и 0,1%. Поэтому лечение нафазолином и его производными детей дошкольного возраста нецелесообразно.

Значимую роль в профилактике побочных реакций сосудосуживающих капель для носа имеет концентрация раствора препарата. Начинать терапию детей всегда следует с наиболее низких доз лекарства.
Для раннего детского возраста адаптировано местное средство – комбинированное лекарство Виброцил. Основу средства составляют фенилэфрин и диметинден. Детям с 1 года прописывают капли, с 6 лет – спрей и гель.
Имеются сведения о безопасном приеме сосудосуживающих препаратов на протяжении 30 дней, особенно в комбинации с назальными глюкокортикостероидными средствами. Но применять эти капли в нос предписывается максимум 5 – 10 суток.

Препараты для элиминации аллергенов

Противоаллергические спреи разных фармакологических групп для лечения ринита оказывают влияние на снижение воспаления слизистой уже после контакта организма с аллергеном, когда иммунный ответ уже запущен. При воспалении от аллергии усиливается проницаемость слизистых оболочек, что еще больше усугубляет формирование реакции. Поэтому актуальны лекарства, которые ограничивают контакт пациента с аэроаллергенами. Они уменьшают признаки аллергического насморка.
Барьерные варианты защиты рассматриваются и тогда, когда заболевшему аллергическим ринитом нельзя принимать фармакологические препараты: аллергия на лекарства, индивидуальная непереносимость, активные физические нагрузки, занятия спортом.

С 2009 года в России зарегистрирован препарат Назаваль. Это микродисперстный порошок целлюлозы в спрее-дозаторе. Попадая в нос, он формирует прочный гелеобразный слой, который препятствует высвобождению воздушными аллергенами активных веществ.

Назаваль безопасен, так как произведен из натуральных компонентов без консервантов, не всасывается в кровь, не оказывает системного действия. К его использованию нет противопоказаний, он не провоцирует побочных эффектов, применяется с младенческого возраста, при беременности и лактации. Препарат может приниматься в комбинации с другими противоаллергическими лекарствами. Действенность Назаваля доказана исследованиями.

Назальный спрей Превалин Кидс, покрывая слизистую носовой полости, также формирует барьерный слой. Он препятствует взаимодействию с аллергенами, их просачиванию, восстанавливает местную защиту в носу, нормализует работу реснитчатого эпителия. Компоненты препарата:

  • бентонит (голубая глина) – природный глинистый материал, который разбухает в присутствии воды, образуя плотный гель;
  • кунжутное масло – обладает противовоспалительным и регенерирующим действием;
  • масло мяты – сосудосуживающий компонент.

Этот комплекс природных веществ имеет свойство менять вязкость. Гель после энергичного встряхивания становится жидким, распыляется на слизистую оболочку носа и там вновь возвращается в исходное гелеобразное состояние. Препарат создает тонкий непроницаемый барьер. Ослабленные аллергены выводятся из организма естественным путем.

Безопасность, переносимость, результативность препарата Превалин Кидс в форме спрея доказана открытым наблюдательным исследованием. У 86% больных установлена значимая клиническая продуктивность и безопасность использования Превалин Кидс как одного, так и в сочетании с антигистаминными препаратами и назальным спреем Физиомер.
У больных восстановилось дыхание носом, уменьшились отек слизистой, выделения из носа, глазные признаки аллергии, исчезли жжение, чихание, сократилась необходимость принимать сосудосуживающие капли. При этом препарат не мешает дышать и сохраняет обоняние.

Превалин Кидс не обладает системным действием, поэтому препарат не вызывает побочных реакций, не имеет противопоказаний. Лекарство можно принимать детям с 6 лет, при беременности и в период лактации. Оно не вызывает привыкания, сочетается с любой фармакотерапией. Наилучший результат средство дает при использовании в профилактических целях и при появлении начальных признаков аллергии – чихание, зуд в носу и глазах.

Эффект от использования лекарственных средств местного действия будет крайне низким без предварительного туалета носовых ходов. С этой целью проводится элиминационная терапия – промывание носа, которое многократно разбавляет действующие аллергены, механически очищает слизистую оболочку. С этой целью применяются соляные растворы.
Орошение носовой полости соляными растворами называется ирригационно-элиминационная терапия. Она используется для защиты, увлажнения и улучшения кровоснабжения носовых ходов. Соляные растворы уменьшают отек слизистой, механически удаляют густую слизь и аэроаллергены.

Для элиминационно-ирригационной терапии лучше выбрать капли в нос из морской воды, так как терапевтический эффект поддерживают соли и микроэлементы, входящие в ее состав.
Увлажняющие средства приобретают значение в терапии аллергического насморка у детей. Возрастные ограничения не дают возможности прописывать топические противоаллергические лекарства. Поэтому соляные растворы назначают грудничкам и деткам ясельного возраста. Назальные души выступают как средства профилактики обострений, так как снижают скопление в носовых ходах причинных аллергенов.
Торговые названия (таблицу и цены) противоаллергических спреев можно увидеть ниже. Недорогие препараты из расчета стоимости одной дозы выделены жирным шрифтом.

Международное непатентованное название Торговое название препарата Форма выпуска Цена Показания к применению Производитель
Диметинден и фенилэфрин Виброцил Спрей назальный 10 мл 263 руб. С 6 лет Швейцария
Мометазон, глюкокортикостероид Нозефрин Спрей назальный дозированный 120 доз, 50 мкг/доза 365 руб. С 2 лет Россия
Назонекс Спрей назальный дозированный 10г, 60 доз, 50мкг/доза 489 руб. С 2 лет Бельгия
Момат рино Спрей назальный дозированный, 120 доз, 50мкг/доза 364 руб. С 2 лет Индия
Флутиказона пропионат, глюкокортикостероид Фликсоназе Спрей назальный дозированный, 60 доз, 50мкг/доза 465 руб. С 4 лет Польша
НАЗАРЕЛ Спрей назальный, 120доз, 50мкг/доза 372 руб. С 4 лет Чешская Республика
Флутиказона фуроат, глюкокортикостероид Авамис Спрей назальный, 120доз, 27,5мкг/доза 688 руб. С 2 лет Великобритания
Азеластин, антигистаминный препарат АЛЛЕРГОДИЛ Спрей назалальный, 10мл, 140мкг/доза 563 руб. С 6 лет Германия
Кромоглициевая кислота, кромоны Кромогексал Спрей назальный, 15мл, 85доз, 2,8мг/доза 157 руб. С 5 лет Германия
Средство барьерное Назаваль ПЛЮС Спрей 500мг, 200 доз 364 руб. Детям и взрослым Великобритания
Превалин Кидс Спрей 20 мл, 280 доз 205 руб. С 6 лет Германия

Источник: med.vesti.ru


Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.