Болевой абдоминальный синдром у детей



Введение

Боли в животе являются одной из самых частых причин госпитализации детей в стационар скорой помощи. Предварительный диагноз при поступлении таких детей в клинику чаще всего звучит как «подозрение на острый аппендицит», поскольку именно эту, наиболее частую хирургическую патологию необходимо подтвердить или исключить в течение нескольких часов динамического наблюдения. Учитывая сложность клинической диагностики острого аппендицита у детей, были предложены многочисленные лабораторные, инструментальные и специальные методы исследования, которые, однако, лишь до определенной степени справляются со своей задачей. Наиболее точным методом признана лапароскопия (инвазивное исследование, требующее проведения наркоза). Возможности ультразвуковой диагностики собственно острого аппендицита у детей ограничены необходимостью организации круглосуточной ультразвуковой службы, определенной подготовкой пациентов к исследованию и, наконец, собственно физическими принципами ультразвукового сканирования [1]. Отечественные и зарубежные исследования последних лет, а также значительный собственный опыт работы с подобным контингентом пациентов показывает, что чувствительность ультразвукового исследования в диагностике острого аппендицита составляет около 80 % (оператор — зависимая величина), при этом специфичность достигает 98 %.


Огромную роль ультразвуковое исследование (УЗИ) имеет при необходимости дифференцировки абдоминального болевого синдрома у детей после клинического исключения острого аппендицита. Раньше (до широкого внедрения УЗИ) такие дети выписывались домой с диагнозом «кишечная колика» или — «острый мезаденит». В некоторых случаях дети направлялись в специализированные отделения: при выявлении изменений в анализах мочи — в нефрологическое с диагнозом «инфекция мочевыводящих путей», при обнаружении патологических изменений у девочек — в гинекологическое отделение. Отдельную группу составляли дети с инфекционными заболеваниями (ОРВИ, кишечная инфекция и др.).

Целью данного исследования является демонстрация возможностей ультразвуковой диагностики в дифференциальной диагностике абдоминального болевого синдрома у детей в условиях крупной многопрофильной скоропомощной детской клиники.

Результаты исследования

За период с января по июнь 2002 года в отделении УЗД клиники обследованы 3716 детей, госпитализированных с диагнозом «подозрение на острый аппендицит». В 85 % случаев (3159 случаев) УЗИ выполнялось после того, как клинически диагноз был отвергнут. Дети, которым до оперативного вмешательства УЗИ не проводилось, из анализа исключены. Частота выявленных изменений представлена в табл.1.


Деформации желчного пузыря у детей являлись частой эхографической находкой и отнюдь не всегда сопровождались субъективными жалобами. Для достоверной оценки формы пузыря исследование проводилось строго натощак. При выявлении деформации выполнялось полипозиционное сканирование, исследования в орто- и клиностазе, что позволяло дифференцировать лабильный характер перегиба, который практически не имел клинического значения. В заключении ультразвукового исследования фиксировались только стойкие деформации желчного пузыря (рис. 1 а). Также отмечались изменения его стенок в виде невыраженного утолщения и повышения эхогенности.

Эхопризнаки мелкодисперсной взвеси в просвете желчного пузыря у детей исследованной группы встречались редко. Во избежание диагностических ошибок, связанных с возникновением разного рода артефактов при исследовании желчного пузыря, применялось полипозиционное сканирование, иногда — с легкой компрессией на зону интереса для смещения прилежащих петель кишечника с газом, которые в большинстве случаев и являлись причиной ложноположительных результатов.

Эхографическая картина острого холецистита у детей исследуемой группы встречалась редко, и принципиально не отличалась от таковой у взрослых пациентов. На фоне выраженного утолщения стенок пузыря (до 3-4 мм, редко — 5-7 мм) определялась дисперсная взвесь в его просвете и зона перифокального понижения эхогенности, соответствующая отечным изменениям околопузырных тканей. Также редкими эхографическими находками являлись конкременты (единичные или множественные) и полипы желчного пузыря (рис. 1 б, 6, г).


Изменения паренхимы поджелудочной железы у детей встречались достаточно часто, и использование термина «реактивный панкреатит», часто применяющегося поликлиническими педиатрами, представляется не совсем корректным. Отсутствие клинико-лабораторных проявлений панкреатита (и, естественно, отсутствие морфологической верификации патологического процесса) заставило использовать в протоколе УЗИ понятие «диффузные изменения реактивного характера». Аналогичные эхографические изменения (неравномерное повышение эхогенности в виде мелкоточечных эхогенных фокусов) наблюдалось у детей на фоне кишечной инфекции, ОРВИ, при экссудативном диатезе, бронхиальной астме и пр. Возможно, морфологическим субстратом этих изменений являются изменения стенок мелких сосудов. На сегодня приходится признать, что данный вопрос нуждается в дополнительном изучении. Собственно острый панкреатит у детей является чрезвычайной редкостью, характеризуется диффузным или очаговым понижением эхогенности ткани железы, и проблема ультразвуковой диагностики этого состояния требует специального обсуждения.

Острый аппендицит имел достаточно четкую эхографическую картину, однако атипичное расположение отростка (в частности, ретроцекальное) значительно ограничивало возможности эхографической диагностики, а условие наполнения мочевого пузыря являлось строго обязательным. Кроме того, приходилось учитывать, что:


  1. в скане визуализируется только фрагмент червеобразного отростка, и судить о состоянии всех отделов отростка не всегда возможно,
  2. метеоризм значительно препятствует проведению исследования,
  3. для проведения эхографической оценки брюшной полости необходимо, чтобы мочевой пузырь пациента был наполнен, что не всегда выполнимо (особенно у детей раннего возраста),
  4. деструктивно измененный фрагмент аппендикса, когда дифференцировка его слоев утрачена, бывает сложно эхографически дифференцировать от трансформированного лимфоузла (особенно — у тучных детей).

Червеобразный отросток с воспалительными изменениями визуализировался в виде структуры овальной формы с четко дифференцированными слоями (рис. 2). Диаметр его — от 8 мм и выше. В стенке отростка в некоторых случаях был зафиксирован низко резистивный артериальный кровоток (в неизмененном червеобразном отростке — резистивный индекс артериального кровотока обычно выше 0,7). В просвете отростка в единичных случаях визуализировались копролиты. Часто у детей определялось небольшое количество нефиксированного жидкостного компонента в проекции малого таза (ретропузырно — у мальчиков, ретроматочно — у девочек).


Прогрессирующие воспалительные изменения, сопровождающиеся деструкцией стенок отростка, приводили к изменениям ультразвуковой картины — контуры отростка становились нечеткими, иногда — утрачивались, вокруг отростка иногда определялись эхогенные участки — фрагменты сальника. Аппендикулярные абсцессы определялись в виде отграниченных негомогенных структур, иногда удавалось дифференцировать фрагменты основания отростка (рис. 3).

Мезаденит (воспалительная трансформация мезентериальных лимфоузлов) часто встречался у детей, поступивших в клинику с подозрением на острый аппендицит. После исключения острой хирургической патологии диагноз у таких детей нередко формулируется, как «ОРВИ с абдоминальным синдромом».

При УЗИ органов брюшной полости в правой подвздошной области и/или несколько выше (паракавально) определялись лимфоузлы с воспалительными изменениями, которые выглядели как единичные или множественные (часто — конгломерат) неправильно-округлой формы образования с ровными, четкими контурами, пониженной эхогенности (рис. 4 а-г). Максимальные размеры лимфоузлов у детей при банальном мезадените достигали 25-28 мм. Обычно в конгломерате имелось 2-3 крупных лимфоузла, к которым прилежали многочисленные более мелкие.

Острое воспаление лимфоузла проявлялось изменением его формы (он становился более округлым) и диффузным понижением эхогенности, при допплеровском исследовании определялась гиперемия лимфоузлов в виде усиления сосудистого рисунка со снижением резистивного индекса артериального кровотока до 0,6 и ниже.


мере стихания остроты воспалительного процесса эхогенность лимфоузлов повышалась, форма становилась уплощенной, лимфоузлы постепенно (недели, иногда — месяцы) уменьшались в размерах и исчезали. Эхографические изменения, расцениваемые как проявления острой воспалительной трансформации лимфоузлов (округлой формы, гипоэхогенные, чаще — более 10-14 мм в диаметре в зависимости от возраста ребенка), клинически проявлялись абдоминальным болевым синдромом, по мере стихания воспалительных изменений (плоские лимфоузлы средней эхогенности) субъективных жалоб дети не предъявляли. В одном случае абдоминальный болевой синдром у ребенка был вызван инородным телом двенадцатиперстной кишки с развитием эрозивного гастродуоденита, мезаденита. Обнаружение инородных тел линейной формы при УЗИ представляет собой большую сложность и возможно только при тщательном полипозиционном сканировании (рис. 4 д-з).

В нашем наблюдении эхографически был визуализирован фрагмент инородного тела трубчатой формы (палочка от конфеты типа «чупа-чупс») длиной 5 см, диаметром 3,5 мм в просвете кишечной петли в правой половине живота, и эхопризнаки выраженного мезаденита. На обзорной рентгенограмме брюшной полости патологических включений обнаружено не было, в ходе повторных исследований (3 раза на протяжении 1 суток) положение инородного тела не изменилось, последнее было извлечено эндоскопически.


Кишечная инвагинация встречалась преимущественно у детей раннего возраста (от 5 до 30 месяцев жизни), хотя, как казуистика, наблюдалась и у младенцев 2 месяцев, и у подростков. Собственный опыт показывает, что об этой патологии необходимо помнить во всех случаях ультразвукового исследования детей ясельного возраста с болями в животе и направленно искать указанную патологию. В подавляющем большинстве случаев, инвагинат определялся в правой половине живота, подпеченочно или на уровне пупка. При поперечном сканировании инвагинат имеет округлую форму (до 25-35 мм в диаметре), слоистую структуру, обусловленную дифференцируемыми слоями кишечной стенки (так называемый симптом «мишени). При продольном сканировании визуализировалась овальной формы слоистая структура размерами около 30 х 50 мм (так называемый симптом «слоеного пирога»). Причины возникновения инвагинации различны, и генез патологии до сих пор окончательно не определен. В некоторых случаях инвагинация была спровоцирована воспалительной трансформацией брыжеечных лимфоузлов, которые вовлекались в структуру инвагината и могли быть дифференцированы эхографически как округлой формы гипоэхогенные структуры в его центральной части (рис. 5). Допплеровское исследование позволяло определить, сохранен ли сосудистый рисунок во фрагментах кишки, вовлеченной в инвагинат, что являлось прогностически благоприятным признаком (такие инвагинаты обычно легко расправлялись при пневмоирригографии). Отсутствие сосудистого рисунка в инвагинате свидетельствовало о выраженных ишемических нарушениях в вовлеченных фрагментов кишки. Эхографическая оценка других отделов кишечника позволяла предположить наличие кишечной непроходимости.


Гинекологические заболевания у детей встречались достаточно часто, в большинстве случаев — в подростковом возрасте. Объемные процессы кистозного или солидного характера в проекции яичников требовали консультации детского гинеколога и лечения в специализированном стационаре (рис. 6). Редкой патологией, требующей экстренного вмешательства (преимущественно — лапароскопического) являлся перекрут придатков, встречающийся даже у девочек раннего возраста (6 наблюдений). Эхографически в проекции придатка определялась неправильно-округлой формы малосмещаемая структура (около 4-6 см в диаметре в зависимости от возраста ребенка) равномерно повышенной эхогенности с мелкими анэхогенными включениями округлой формы (фолликулы на фоне инфильтрированной, отечной паренхимы с участками кровоизлияния). Сосудистый рисунок прослеживался только по периферии яичника, в его паренхиме сосуды не определялись. Экстренное вмешательство позволяло сохранить орган, а эхографическое наблюдение в послеоперационном периоде — контролировать результаты лечения. Относительно редкой патологией подросткового возраста являлись гематометра и гематокольпос. Эхографическая диагностика этой патологии достаточно проста, ультразвуковая картина была весьма характерна.


Частой ультразвуковой находкой являлись патологические состояния органов мочевыделительной системы. Цистит как причина абдоминального синдрома примерно с одинаковой частотой определялся как у девочек, так и у мальчиков (рис. 7). В некоторых случаях при этом определялась дилатация дистальных отделов мочеточников с явлениями уретерита. Острый пиелонефрит выявлялся чаще у девочек. Определялось утолщение и двуконтурность лоханки (отек) на фоне нарушения кортико-медуллярной дифференцировки за счет отечно-инфильтративных изменений паренхимы почки. Интраренальный сосудистый рисунок при этом был сохранен, зоны ишемии в паренхиме почки не выявлялись. В более тяжелых случаях определялось очаговое повышение эхогенности с утратой характерного эхографического рисунка паренхимы, локальное обеднение паренхиматозного кровотока при допплеровском исследовании. Выявление таких изменений требовало немедленной консультации уролога и коррекции проводимого лечения. Выявляемые урологические заболевания были многочисленны, и в рамках данного исследования нет смысла пытаться подробно представить все разнообразие патологии. Ограничимся перечислением выявленных заболеваний: гидронефроз — 11, пиелоэк-тазия — 22, уретерогидронефроз — 2, подозрение на пузырно-мочеточниковый рефлюкс — 5, удвоение почек — 18, аплазия почки — 4, подковообразная деформация почек — 2, кистозные дисплазии почек — 7, дистопия почки — 3. Примерно 2/3 пациентов выписывались домой с рекомендацией наблюдения у специалиста по месту жительства (удвоения почек, аномалии положения, количества и взаиморасположения почек, пиелоэктазии, единичные кисты малых размеров и пр.). Остальные дети нуждались в переводе в специализированное отделение, обследовании и определении тактики дальнейшего ведения.


Опухоли среди анализируемой группы детей встречались редко, но, тем не менее, помнить об этой патологии было необходимо. В наших наблюдениях в 1 случае имела место злокачественная опухоль, исходящая из гребня правой подвздошной кости, в 3 случаях — злокачественные опухоли почек, в 1 случае — лимфосаркома брюшной полости, в 3 случаях — лимфангиомы, исходившие из корня брыжейки (рис. 8). Проведение комплексного ультразвукового исследования с использованием допплеровских технологий позволило точно определить локализацию опухоли и особенности интраопухолевой гемодинамики.

Редкой эхографической находкой у ребенка с абдоминальным синдромом явилась кавернозная трансформация воротной вены. Типичная эхографическая картина позволила точно дифференцировать заболевание.

Обсуждение

Острый аппендицит является наиболее распространенным хирургическим заболеванием у детей, при этом общий уровень заболеваемости достигает 3,2 на 1000 детей в год [2-3]. Соответственно, при наличии у ребенка жалоб на боли в животе именно это заболевание необходимо подтвердить или опровергнуть в кратчайшие сроки. Тщательное клиническое обследование не всегда позволяет точно установить диагноз, что определяет постоянный интерес к оценке диагностической эффективности различных вспомогательных методов исследования. Лабораторные методы (изменения в анализе крови) являются неспецифическими и не могут существенно помочь в диагностике [2]. Принципиальный вклад в диагностику острого аппендицита у детей внесла лапароскопия, позволяющая не только оценить состояние собственно червеобразного отростка, но и дифференцировать заболевания других органов брюшной полости и малого таза. Только в 1,2 % случаев лапароскопия не дает точной оценки состояния червеобразного отростка. Главным недостатком метода является его инвазивность [2-3].

В 80-х годах большое внимание стало уделяться неинвазивным методам диагностики, основным из которых стала электромиография передней брюшной стенки, которая позволяет количественно оценить напряжение мышц. Однако и этот метод не является абсолютно точным, даже при максимальном опыте и навыках работы с пациентами указанной группы диагностические ошибки отмечаются не менее чем в 6 % случаев. Гипердиагностика (4 % ошибок) приходится на детей с воспалительными процессами в брюшной полости неаппендикулярного происхождения (в первую очередь — мезаденит) [2-3]. Гиподиагностика обусловлена атипичным расположением отростка. Аналогичные проблемы возникли и при использовании тепловидения, то есть регистрации инфракрасного излучения со стороны передней брюшной стенки. Как и в случае электромиографии, неаппендикулярный воспалительный процесс сложно или невозможно дифференцировать от острого аппендицита [3].

Принципиально новые возможности в диагностику и дифференциальную диагностику болевого абдоминального синдрома внес ультразвук. Появление высокочастотных датчиков сделало возможным эхографическую оценку мелких объектов, в том числе червеобразного отростка. Исследования в этой области начались еще с конца 70-х годов, но широкое распространение получили с середины 80-х. Исследования, выполненные на огромном клиническом материале, подтвердили возможность эхографической диагностики острого аппендицита, но выявили и ограничения метода, связанные с особенностями расположения отростка и физическими принципами ультразвукового сканирования. По данным наиболее тщательных исследований, точность ультразвуковой диагностики острого аппендицита при самых благоприятных условиях (высокоразрешающая техника, значительный личный опыт врача) у взрослых пациентов не превышает 70-85 %, а при рутинном исследовании — снижается до 50-60 % [4, 6-7, 17]. Проведенное в нескольких исследованиях параллельное использование ультразвуковой диагностики и компьютерной томографии (КТ) среди пациентов детского возраста с подозрением на острый аппендицит выявило некоторое преимущество КТ. Так, для УЗИ чувствительность составила — 74-92 %, специфичность — 94-98 %, а для КТ — чувствительность — 84 % и специфичность — 99 %. В группе взрослых пациентов преимущество КТ было более очевидным: точность УЗИ составила 68 %, точность КТ — 94 % [7, 10]. Внедрение доплеровских технологий с возможностью оценки кровотока в визуализированном фрагменте червеобразного отростка повышает точность диагностики (чувствительность — 90 %, специфичность — 94 %) [8]. В любом случае УЗИ оказывает большую помощь клиницистам: так, первичный осмотр хирурга в диагностике острого аппендицита имел чувствительность 50 % и специфичность 88 %, а УЗИ — 85 % и 96 %, соответственно [5, 9, 11-15].

За 2,5 года работы отделения УЗД из 3716 детей с подозрением на острый аппендицит, клинически диагноз был отвергнут у 3159 ребенка, и только у 557 детей клиника острого аппендицита была выражена или сомнительна. В 287 случаях эхографические изменения были расценены как проявления острого аппендицита. Всего в исследуемой группе пациентов было оперировано 337 детей, интраоперационно диагноз острого аппендицита (различных клинических форм и стадий) был установлен в 298 случаях. Распределение ультразвуковых находок «острого аппендицита» было следующим:

  • истинно-положительные результаты — 275 случаев,
  • ложноположительные — 12 случаев,
  • истинно-отрицательные — 247 случаев,
  • ложноотрицательные — 23 случая.

Соответственно, показатели диагностической эффективности УЗИ в нашей клинике за последние 2,5 года были следующими:

  • чувствительность — 92,3 %,
  • специфичность — 95,4 %,
  • прогностичность положительного результата — 95,8 %,
  • прогностичность отрицательного результата — 91,5 %,
  • точность — 93,7 %.

Ложноположительными результатами считались не только те, когда интраоперационно обнаруживался неизмененный червеобразный отросток (4 наблюдения), но и случаи, когда эхографические признаки воспалительной трансформации червеобразного отростка не сопровождались клиническими проявлениями, и дети не были оперированы. При динамическом ультразвуковом контроле в 2 случаях эхографическая картина не изменялась, в 6 случаях — червеобразный отросток через 2-5 суток не выявлялся.

Высокие показатели диагностической эффективности ультразвуковой диагностики острого аппендицита в собственном исследовании можно объяснить несколькими факторами:

  1. адекватной подготовкой пациентов. При этом необходимо подчеркнуть значение адекватного взаимодействия диагностической службы (отделение УЗД) и хирургических отделений, обеспечивающих подготовку пациентов,
  2. значительным опытом работы с данным контингентом пациентов, знание врачами УЗД технических приемов сканирования и клинических особенностей острого аппендицита у детей,
  3. использованием высокоразрешающей ультразвуковой техники, мультичастотных датчиков, в том числе — линейного 5-8 МГц.

Нельзя обойти вниманием огромное значение ультразвукового исследования для выявления «неаппендикулярной» патологии. При этом в отличие от лапароскопии (самого точного на сегодняшний день метода диагностики острого аппендицита), эхографической оценке доступны не только органы брюшной полости и малого таза, но и плевральные полости, и органы забрюшинного пространства. В отечественной и зарубежной литературе имеется масса публикаций, посвященных ультразвуковой диагностике самых различных заболеваний при обследовании пациентов, поступивших в стационар с подозрением на острый аппендицит [16-18]. В основном это — заболевания гепатобилиарной системы и болезни гастроэнтерологического профиля. В собственных исследованиях у детей, поступивших в стационар с подозрением на острый аппендицит, эхографически были найдены: воспалительные заболевания и аномалии развития почек и мочевыводящих путей, заболевания гепатопанкреатобилиарной системы, гинекологические заболевания, опухоли брюшной полости и почек и пр. Представленные в данной публикации результаты охватывают только 2,5 последних года и только в одной клинике Москвы, но разнообразие и количество заболеваний дает четкое представление о ценности УЗИ у детей с абдоминальным болевым синдромом.

Таким образом, ультразвуковое обследование детей, поступивших в стационар с подозрением на острый аппендицит, позволяет не только подтвердить наличие предполагаемого диагноза, но и установить причину болевого синдрома после клинического исключения острой хирургической патологии. Опыт работы отделения ультразвуковой диагностики многопрофильного скоропомощного детского стационара позволяет утверждать, что УЗИ органов брюшной полости, забрюшинного пространства и малого таза показано всем пациентам, поступившим в стационар с подозрением на острый аппендицит, даже в случае отсутствия клинических проявлений острой абдоминальной патологии. Соответственно на основании эхографической находки решается вопрос о дальнейшем дообследовании ребенка или переводе в специализированное отделение, что способствует более полному и раннему выявлению и коррекции различных заболеваний у детей.

Литература

  1. Детская ультразвуковая диагностика/ Под. Ред. М.И. Пыкова, К.В. Ватолина. М.: Видар-М, 2001. С. 470-492.
  2. Исаков Ю.Ф., Степанов Э.А., Красовская Т.В. Абдоминальная хирургия у детей / М.: Медицина, 1988. С. 222-252.
  3. Исаков Ю.Ф., Степанов Э.А., Дронов А.Ф. Острый аппендицит в детском возрасте / М.: Медицина, 1980. 192 с.
  4. Allemann F, Cassina P, Rothlin M, Largiader F. Ultrasound scans done by surgeons for patients with acute abdominal pain: a prospective study // Eur J Surg. 1999. V. 165. N 10. P. 966-970.
  5. Carrico CW, Fenton LZ, Taylor GA, DiFiore fW, Soprano JV. Impact of sonography on the diagnosis and treatment of acute lower abdominal pain in children and young adults // AJR Am J Roentgenol 1999. V. 172. N 2. P. 513-516.
  6. Chen SC, Chen KM, Wang SM, Chang Kf. Abdominal sonography screening of clinically diagnosed or suspected appendicitis before surgery // World J Surg. 1998. V. 22. N 5. P. 449-452.
  7. Cho CS, Buckingham JM, Pierce M, Hardman DT. Computed tomography in the diagnosis of equivocal appendicitis// Aust N Z J Surg. 1999. V. 69. N 9. P. 664-667.
  8. Gutierrez CJ, Mariano MC, Faddis DM, Sullivan RR, WongRS, LourieDJ, Stain SC. Doppler ultrasound accurately screens patients with appendicitis //Am Surg. 1999. V. 65. N 11. P. 1015-1017.
  9. Hahn HB, Hoepner FU, Kalle T, Macdonald EB, Prantl F, Spitzer IM, Faerber DR. Sonography of acute appendicitis in children: 7 years experience // Pediatr Radiol. 1998. V. 28. N 3. P. 147-151.
  10. Karakas SP, Guelfguat M, Leonidas JC, Springer S, Singh SP. Acute appendicitis in children: comparison of clinical diagnosis with ultrasound and CT imaging // Pediatr Radiol. 2000. V. 27. N 30(2). P. 94-98.
  11. Krikava K, Rod Z, Houstek S. Appendicitis and ultrasound diagnosis in children// Rozhl Chir. 1999. V. 78. N 6. P. 266-269.
  12. Lessin MS, Chan M, Catallozzi M, Gilchrist MF, Richards C, Manera L, Wallach MT, Luks FI. Selective use of ultrasonography for acute appendicitis in children// Am J Surg. 1999. V. 177. N 3. P. 193-196.
  13. Makanfuola D. The value of ultrasonography in the x-ray negative non-traumatic acute abdomen // West Afr J Med. 1998. V. 17. N 2. P. 75-80.
  14. Mendelson KL. Emergency abdominal ultrasound in children: current concepts // Med Health R I. 1999. V. 82. N 6. P. 198-201.
  15. Sanchez Lopez-Tello C, Gasso Campos C, Garcia Espona JL. The usefulness of ultrasonography in the diagnosis of acute appendicitis in children//Cir Pediatr. 1998. V. 11. N 2. P. 67-70.
  16. SchulteB, Beyer D, Kaiser С, HorschS, Wiater A. Ultrasonography in suspected acute appendicitis in childhood-report of 1285 cases// Eur J Ultrasound. 1998. V. 8. N 3. P. 177-182.
  17. Valladares Mendias ]C, Alaminos Mingorance M, Castejon Casado J, Fernandez Valades R, Zielke A, Hasse C, Sitter H, Rothmund M. Influence of ultrasound on clinical decision making in acute appendicitis: a prospective study // Eur J Surg. 1998. V. 164. N 3. P. 201-209.
  18. Yip WC, Ho TF, Yip YY, Chan KY. Value of abdominal sonography in the assessment of children with abdominal pain // J Clin Ultrasound. 1998. V. 26. N 8. P. 397-400.

Источник: www.medison.ru

Причины и этиология абдоминальных болей

Абдоминальный болевой синдром у детей бывает острым (развивается довольно резко и имеет небольшую продолжительность) и хроническим (для него характерно постепенное начало и постоянный рецидив на протяжении недели или месяца). Рассмотрим некоторые причины возникновения абдоминальной боли:

  1. Перитонит – развитие болевых ощущений в результате перфорации внутри полого органа. Является периодическим заболеванием.
  2. Воспалительные процессы некоторых органов – холецистит, аппендицит, язвы пептического характера, панкреатит, пиелонефрит, гепатит, инфекционный и язвенный колит.
  3. Обструкция полых органов – хронические заболевания мочевыводящих путей, аортальная обструкция.
  4. Болевые ощущения при раздраженном кишечнике, различных видах опухолей, истерии.

Виды абдоминального болевого синдрома у детей

Также абдоминальный болевой синдром у детей (особенно в брюшной полости) подразделяется на висцеральный, париетальный, отраженный и психогенный. Висцеральный тип боли возникает при паталогических стимулах в органах внутренней секреции и перистальтики,  проводится с помощью симпатических волокон. Основной причиной возникновения является повышение давления в полом органе и его давление на стенки.

Париетальная (или соматическая) боль характеризуется наличием патологий в брюшине и тканях пациента, которые проводятся спинномозговыми нервами прямо в кору головного мозга. Причиной возникновения является повреждение брюшной стенки.

Иррадиирущие болевые ощущения при абдоминальном синдроме болевого происхождения у детей локализуются в удаленных от очага патологии отделах организма. Возникает в случаях, когда висцеральный импульс очень интенсивен (прохождения камня, трение песка об стенки органа), либо при анатомическом повреждении органа. Психогенная боль при абдоминальной болевом  синдроме у малышей  играет роль предрасполагающего фактора. При возникновении такого болевого состояния у пациента часто наступает депрессия и апатия.

При абдоминальном болевом синдроме у ребенка появление очага боли является естественным процессом, который  может быть нейтрализован с помощью медикаментозного лечения с использованием обезболивающих препаратов. Вместе с основным лечением рекомендуется пройти курс иммуностимуляции организма.

Источник: vitaportal.ru

Абдоминальный болевой синдром у детей Любая боль является настораживающим сигналом, который указывает на появление каких-то неполадок в деятельности организма. Соответственно, подобного рода неприятные ощущения не стоит оставлять без внимания. Особенно это касается симптоматики, развивающейся у детей, так как она может указывать на серьезнейшие нарушения деятельности организма, в том числе и те, которые требуют неотложной помощи. Достаточно частым симптомом такого рода принято считать болевой абдоминальный синдром, другими словами боли в животе. Поговорим о разнообразии и специфике жалоб такого рода чуть более подробно.

Абдоминальный болевой синдром у детей частенько становится причиной обращения родителей к докторам, и может стать показанием для госпитализации в стационарное отделение. Появление такого неприятного явления может объясняться самыми разными факторами – от ОРВИ и вплоть до хирургических патологий.

Диагностика

В последний десяток лет основную помощь при уточнении и даже установке верного диагноза при абдоминальном болевом синдроме в педиатрической практике оказывает проведение ультразвукового исследования органов брюшины, а также забрюшинного пространства.

Не нужно никаких особенных подготовительных мер для осуществления УЗИ. У детей обычно пропускают одно кормление. У деток младшего возраста следует выдержать паузу в три-четыре часа, школьникам до десяти лет придется поголодать от четырех и до шести часов, а более старшим – около восьми часов. В том случае, если нет возможности осуществить УЗИ в утреннее время натощак, его разрешается провести позже. Однако при этом из рациона ребенка стоит исключить определенные продукты – сливочное и растительное масло, яйца, фрукты и овощи, кисломолочные продукты, семечки и разную откровенно вредную пищу. С утра можно дать пациенту немного нежирного отваренного мяса либо рыбы, гречневую кашу и некоторое количество несладкого чая.

Причины

Абдоминальный синдром у детей в раннем возрасте может быть спровоцирован чрезмерным газообразованием – метеоризмом, который вызывает появление кишечных колик. В редких случаях подобная неприятность чревата развитием инвагинации кишечника, требующей немедленной госпитализации. Кроме того в раннем возрасте УЗИ помогает обнаружить аномалии строения органов.

У детей школьного возраста жалобы на боли в животе частенько являются признаком хронической разновидности гастродуоденита. Кроме того они могут свидетельствовать о дискинезии и реактивных изменениях поджелудочной железы. В этом случае доктор подберет соответствующее лечение для ребенка, которое устранит симптоматику и приведет к выздоровлению.

Кроме всего прочего достаточно часто абдоминальный болевой синдром у детей развивается по причине острых либо хронических недугов почек либо мочевого пузыря. Соответственно, важную роль играет и проведение обследования мочевыделительной системы. УЗИ данных органов осуществляется дважды – при хорошо наполненном мочевом пузыре и вскоре после его опорожнения.

Необходимо также учесть и тот факт, что абдоминальные боли могут являться следствием становления менструального цикла. В этом случае их появление частенько объясняется возникновением функциональных кист яичников, которые требуют систематического контроля УЗИ, и обычно исчезают сами по себе.

Острые болезненные ощущения в животе, которые развиваются в ночное время, часто становятся причиной госпитализации ребенка в отделение хирургии, где ему уже проводят обязательное УЗИ. Так подобный симптом часто объясняется появлением острой хирургической патологии, к примеру, острого аппендицита, кишечной непроходимости (механического либо динамического типа), инвагинации кишечника и пр. Подобные состояния требуют немедленного оперативного вмешательства.

Иногда ночной абдоминальный болевой синдром указывает на появление изменений внутренних органов, которые поддаются коррекции консервативными методами и не требуют госпитализации.

В редких случаях возникновение болей может свидетельствовать и о развитии новообразований. Такие заболевания требуют скорейшей диагностики и немедленного лечения. Выявить их поможет снова-таки УЗИ и ряд прочих исследований.

Лечение

Терапия абдоминального болевого синдрома у детей зависит напрямую от причин его развития. Родителям настоятельно не рекомендуется самостоятельно принимать решение и давать ребенку какие-то обезболивающие, спазмолитики и пр., так как подобная практика чревата серьезнейшими последствиями. Лучше перестраховаться и лишний раз обратиться за докторской помощью.

Дополнительная информация

При развитии болевого абдоминального синдрома в педиатрической практике основную трудность для правильной диагностики составляет трудность описания малышом его ощущений, локализации болей, их интенсивности и иррадиации. Как утверждают доктора, маленькие детки крайне часто описывают любой дискомфорт, происходящий в организме, как боли в животе. Подобная ситуация наблюдается при попытке описать непонятное ребенку чувство головокружения, тошноты, болезненных ощущений в ушах либо голове. При этом крайне важно учитывать, что болью в области живота могут также проявляться многие патологические состояния, вроде заболеваний легких либо плевры, сердца и почек, а также поражений органов малого таза.

Екатерина, www.rasteniya-lecarstvennie.ru

Источник: www.rasteniya-lecarstvennie.ru

Хроническая абдоминальная боль — «горячая» тема в педиатрической практике

Болевой абдоминальный синдром у детейПрофессор Ольга Белоусова, заведующая кафедрой педиатрической гастроэнтерологии и нутрициологии Харьковской медицинской академии последипломного образования (ХМАПО), в своем выступлении обратила внимание на проблему хронической абдоминальной боли у детей, отметив, что боль занимает основную позицию в клинической картине многих заболеваний, и выяснение ее причины практически всегда задает основное направление диагностического процесса.

Докладчик обратила внимание на то, что к врачам пациенты обращаются не с готовым диагнозом, а с симптомами, и необходимо верифицировать причины этих симптомов и синдромов, а также сформулировать нозологический диагноз. В настоящее время клинический подход к больному становится менее привлекательным, он занимает много времени, является изнурительным, что делает его все менее популярным, особенно среди молодых врачей. Невозможность противостоять желанию выписать направление на инвазивные методы исследования, дорогие анализы, часто необоснованные, лишняя надежда на результаты даже высокоэффективных, высокотехнологических исследований, недооценка клинических данных, полученных самостоятельно при детализации жалоб на боль в животе, сборе анамнеза, осмотре больного приводят не к улучшению диагностики, а, наоборот, к ее затягиванию. Основные трудности и проб­лемы при распознавании боли в животе, по мнению докладчика, заключаются в саботаже золотым правилом диагностики, согласно которому основные клинические методы исследования (сбор анамнеза, осмотр, перкуссия, аускультация, пальпация) определяют диагноз и выбор дополнительных исследований — лабораторных и инструментальных, которые лишь дополняют и уточняют диагноз.

Согласно данным систематического обзора Международной ассоциации по изучению боли (International Association for the Study of Pain — IASP), распространенность боли повышается с возрастом, и в большинстве случаев она значительно выше у девочек, чем у мальчиков. Более низкий социально-экономический статус населения связан с более высокой распространенностью боли. Показатели распространенности боли значительно варьируют: головная боль отмечается у 6–83% населения, боль в животе — у 4–53%, боль в спине — у 14–24% и т.д.

Абдоминальная боль — важная адаптационная реакция организма, которая дает сигнал об опасности в ответ на действие вредного фактора, обеспечивает организм возможностью выбора поведения, наиболее оптимального в конкретной ситуации. В то же время, неоднократно повторяясь, боль утрачивает свою защитную функцию, становясь одним из клинических симптомов заболевания. Если острая боль требует установления причины, исключения неотложного состояния и оказания помощи, то причину хронической боли, которая, как правило, уже известна, сложно устранить, и основное задание сводится к адекватному купированию болевого синдрома, что в ряде случаев реализовать бывает довольно сложно.

Болевой абдоминальный синдром у детей

О. Белоусова отметила, что хроническая абдоминальная боль у детей имеет свои особенности. В частности, ребенку довольно трудно описать свои ощущения, локализацию боли, ее иррадиацию. Какие-либо болевые ощущения дети младшего возраста локализуют в области пупка, что не является ни информативным, ни надежным диагностическим критерием. Маленькие дети склонны какой-либо дискомфорт в организме отождествлять с болью в животе.

В гастроэнтерологии нет такой высокоспецифической боли, как сдавливающая стенокардиальная боль в кардиологии, поэтому характер боли не играет ведущей роли в диагностике. По аналогии с характером влияния известного стимула или эмоционального эффекта боль может характеризоваться как ноющая, сдавливающая, режущая, колющая, стреляющая и т.д. Боль может восприниматься как тяжесть или дискомфорт чаще в эпигастрии (при нарушении эвакуации еды из желудка) и в правом подреберье, ощущение болезненного кома при глотании (эзофагоспазм), ощущение «кола» в спине (билиарная колика). Для детского гастроэнтеролога характер боли большого значения не имеет, в отличие от связи боли с приемом пищи, которое оценивается в трех направлениях — по времени появления, связи боли с составом еды, с низкой толерантностью к нагрузке, связанной с объемом еды.

В соответствии с анатомией нервной системы брюшной полости, выделяют три типа боли в животе:

  • висцеральная боль (пример — желчная колика) — результат спазма и/или растягивания стенок полостных органов, не имеет четкой локализации, ощущается ближе к срединной линии живота, поскольку внутренние органы имеют билатеральную иннервацию, чаще носит схваткоподобный характер (может быть и тупой), сопровождается выраженными вегетативными реакциями, тошнотой, рвотой, озабоченностью;
  • париетальная боль (пример — перитонит) — возникает при раздражении париетальных листков брюшины, содержащих большое количество соматических механорецепторов, которые имеют высокий болевой порог чувствительности, это обеспечивает четкую болевую локализацию в области возникновения и иррадиации;
  • отражающая боль (пример — миокардит, пневмония, менингит) — проекция патологического процесса, локализованного в органах внебрюшной полости, на переднюю брюшную стенку.

Следует помнить, что слизистая оболочка не имеет болевых рецепторов, соответственно, даже выраженные ее поражения часто не сопровождаются никакими болевыми ощущениями. Но изменения давления в просвете полого органа приводят к активации ноцицептивных рецепторов и появлению различных болевых ощущений. Функциональная боль, как и другие функциональные заболевания, является диагнозом исключения, причем важно исключить не только другую патологию желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), но и патологию других органов и систем. Так, к признакам, исключающим диагноз функциональной абдоминальной боли, относят немотивированную потерю массы тела, лихорадку, ночную боль, какие-либо изменения, выявленные при непосредственном исследовании (например увеличение лимфатических узлов), какие-либо изменения лабораторных показателей мочи, кала и крови, какие-либо изменения, выявленные с помощью инструментальных методов исследования. В детском возрасте к вышеуказанным симптомам добавляются необычная выраженность симптомов, прогрессирующее течение заболевания, дисфагия, частая персистирующая рвота, задержка физического развития, пубертата, семейный анамнез по язвенному колиту, болезни Крона, целиакии, язвенной болезни.

О. Белоусова подчеркнула, что ключевым вопросом при наличии абдоминальной боли остается дифференциальная диагностика болевого синдрома. При обследовании ребенка с болью в животе врач должен ответить на следующие вопросы:

  • Является ли абдоминальная боль отображением острой хирургической патологии, требующей неотложного оперативного лечения?
  • В случае хронической или рецидивирующей боли боль носит органический или функциональный характер?
  • Если боль носит органический характер, о каком заболевании идет речь?

В дополнение к этому алгоритму рекомендуется использовать диагностический алгоритм профессора А.А. Баранова, в соответствии с которым выявление причин хронической абдоминальной боли возможно на догоспитальном (анамнез, физикальное и рутинное обследование, инструментальные исследования) и госпитальном (исключение сложных патологий, редких причин боли в животе, псевдоабдоминального синдрома и «синдрома Мюнхгаузена») этапах.

Болевой абдоминальный синдром у детей

В основе терапии при хронической боли должен быть патогенетический принцип — лечение, направленное на основное заболевание, механизмы которого часто совпадают с механизмами болевого синдрома. При функциональной боли коррекция должна быть направлена на устранение основного механизма боли (нарушение чувствительности и моторики) в сочетании с психотерапевтическими влияниями. Например, при язвенной болезни применение ингибиторов протонной помпы приводит к исчезновению боли, при хроническом панкреатите применение препаратов, уменьшающих панкреатическую и желудочную секрецию, снижает давление в панкреатических протоках, угнетает аутолиз и уменьшает выраженность боли.

Недавно опубликованные исследования демонстрируют, что болевые ощущения, связанные с воспалительными заболеваниями кишечника, находятся в сильной зависимости от семейного стресса, а более высокий уровень спокойствия связан с более низкой интенсивностью боли. Можно предположить, что существует механизм, такой как центральная сенсибилизация, который лежит в основе постоянной боли в животе и сопутствующих неабдоминальных болевых симптомов в случае органической патологии. У людей молодого возраста с центрально-опосредованным абдоминальным болевым синдромом выявлено частое совпадение между постоянными абдоминальными болевыми симптомами и другими жалобами на боль (например головную боль). Такое одновременное появление болевых симптомов может указывать на центральную сенсибилизацию как основной механизм для постоянной боли.

Следует помнить, что функциональная боль в животе в детском и подростковом возрасте повышает риск возникновения хронической боли во взрослом возрасте. Боль в животе — это свидетельство не только физического страдания, но и психоэмоциональной, стрессовой ситуации в жизни ребенка. Механизм боли чаще всего связан с расстройствами моторики пищеварительной трубки и наличием спазма. Именно поэтому при абдоминальной боли эффективны не анальгетики, а спазмолитики. В частности, прифиния бромид (разрешен к применению у детей с первых часов жизни) устраняет гиперперистальтику, действует на всех уровнях ЖКТ, устраняет боль и другие симптомы (метеоризм, спазмы, расстройства перистальтики) благодаря своему специфическому спазмолитическому и болеутоляющему действию на ЖКТ. Прифиния бромид не только эффективно устраняет абдоминальный болевой синдром, но и оказывает благоприятное действие при наличии коморбидной патологии.

Источник: www.umj.com.ua

Этиология

Причинами абдоминального болевого синдрома являются воспалительные патологии внутренних органов, которые условно подразделяют на две большие группы — интраабдоминальные и экстраабдоминальные.

К первой группе относятся патологии органов, расположенных в брюшной полости:

  • Заболевания гепатобилиарной зоны — холецистит, холелитиаз, гепатит;
  • Воспаление селезенки и лимфоузлов — лимфаденит, инфаркт селезенки;
  • Патологии желудка и кишечника — дивертикулит, колит, аппендицит, язвенная болезнь желудка, гастроэнтерит, опухоли, СРК, болезнь Крона;
  • Болезни поджелудочной железы — панкреатит;
  • Воспаление брюшины — перитонит, а также тромбоз мезентериальных сосудов.

Болевой абдоминальный синдром у детей

При воспалении, обструкции и ишемии внутренних органов возникает болевой синдром, и нарушается нормальная работа всего организма. Боль локализуется в разных участках брюшной полости.

Экстраабдоминальные заболевания внутренних органов проявляются болью в животе, источник которой находится за пределами брюшной полости:

  1. Заболевания бронхолегочной системы — пневмония, плевриты;
  2. Патология сердечно-сосудистой системы — ИБС, васкулит, периартериит;
  3. Болезни пищевода — дивертикулез;
  4. Заболевания половых органов – эндометриоз;
  5. Воспаление почек, мочевого пузыря и мочевыводящих протоков — пиелонефрит, паранефрит;
  6. Патология нервной системы – менингит, травмы и опухоли мозга, невралгии;
  7. Инфекционные болезни – грипп, корь, скарлатина, сифилитическая инфекция;
  8. Нарушение обмена веществ – сахарный диабет;
  9. Системные заболевания – ревматизм;
  10. Травмы и недуги позвоночника.

Эти заболевания проявляются псевдоабдоминальным синдромом. Иррадиирующие боли в животе рефлекторно возникают при болезнях сердца, плевральной полости, мочевыводящей системы, ЦНС. При этом к диспепсическим явлениям присоединяются клинические проявления основного патологического процесса — лихорадка при инфекционных процессах, кардиалгия при ишемической болезни сердца, суставная боль при ревматизме.

Факторы, провоцирующие появление неприятных симптомов:

  • Сидячий образ жизни;
  • Стресс;
  • Неправильное питание;
  • Прием антибиотиков или НПВС;
  • Заболевания кишечника и другое.

Болевой абдоминальный синдром у детейДети составляют особую категорию населения, которая в наибольшей степени рискует пострадать от АС. Это связано со способностью детского организма особым образом реагировать на любой повреждающий фактор. Абдоминальные колики наблюдаются практически у каждого новорожденного малыша. Ночные боли часто требуют срочной госпитализации ребенка. Они становятся причиной острого аппендицита или кишечной непроходимости. В последнее время очень распространена ОРВИ с абдоминальным синдромом. В таких случаях недуг лечится консервативно, после посещения врача и постановки правильного диагноза. У больных гиперемия и боль в горле, насморк, кашель и лихорадка сочетаются с тошнотой, рвотой и абдоминальной болью.

Симптомы

Боль является единственным клинически значимым признаком острого абдоминального синдрома. Чтобы диагностировать патологию, которая проявляется данными признаками, необходимо знать те или иные отличительные характеристики боли при определенных заболеваниях.

Болевой абдоминальный синдром у детей

  1. При острой коронарной недостаточности, почечной или желчной колике возникает проступообразная, очень интенсивная и жгучая боль в животе. Боль ярко выражена, сильна, ее интенсивность напрямую зависит от обширности поражения. Она не проходит самостоятельно, имеет волнообразное течение и затихает после инъекционного введения обезболивающих. Спустя некоторое время боль возобновляется.
  2. Кишечная непроходимость, острое воспаление поджелудочной железы и тромбоз мезентериальных сосудов характеризуются быстрым развитием максимально выраженной боли, которая остается на пике долгое время.
  3. При дивертикулите, остром холецистите и аппендиците приступ развивается медленно и длится часами.

Боль, возникающая при абдоминальном синдроме, подразделяют по происхождению на 2 большие группы — функциональную и органическую. Первая обусловлена спазмом гладкой мускулатуры внутренних органов, вторая — воспалением слизистой оболочки, ущемлением грыжи, непроходимостью, прободением полых органов или разрывом паренхиматозных органов.

  • Спастические боли или колики имеют схваткообразный характер и купируются приемом спазмолитиков или местным теплом. При этом отсутствует пальпаторная симптоматика раздражения брюшины. Спастические боли отдают в спину, поясницу, ключицу, ноги и руки. Больные в этот момент возбуждены и обеспокоены. Они занимают вынужденное, часто неестественное, положение тела. Боль сопровождается диспепсией, метеоризмом, высокой температурой, нарушением стула, аритмией, сбоем кровообращения. Боль уменьшается после опорожнения кишечника или по мере отхождения газов.
  • Некоторые органические процессы могут также проявляться схваткообразной болью, которая возникает на фоне тяжелых клинических явлений – обезвоженности, неукротимой рвоты, профузной диареи.
  • Болевой абдоминальный синдром у детейВисцеральные боли возникают при увеличении давления внутри полых органов, натяжении их стенок и брыжейки, раздражении рецепторов, растяжении капсулы паренхиматозных органов. Боль носит диффузный характер и имеют размытую локализацию.
  • Соматические боли обусловлены перемещением очага поражения в брюшную полость. Они имеют точную локализацию в соответствии с основными квадрантами живота.
  • Застойные и ишемические процессы в сосудах брюшной полости проявляются приступообразной болью с медленным нарастанием остроты. Боли при сбое кровообращения бывают ангиоспастическими, приступообразными и стенотическими, медленно нарастающими.
  • При перитоните интенсивная и разлитая боль нарастает стремительно и представляют реальную угрозу для жизни больных. Она имеет выраженную локализацию и усиливается при кашле, движении. Болевые зоны легко обнаруживаются при пальпации. Гипертонус мышц живота — защитных рефлекс организма. Больные принимают удобное положение и стараются меньше двигаться.
  • Психогенные боли не связаны с проблемами во внутренних органах. Они обусловлены психоэмоциональным стрессом и нервным истощением. Боль в животе длительная и монотонная, продолжительная, с рассеянной локализацией. Она сочетается с болевыми ощущениями в спине, голове или во всем теле. Нередко боль остается после ликвидации ее первопричин.

По выраженности и характеру абдоминальные боли подразделяют на острые, непродолжительные — стремительно нарастающие и хронические – постепенно прогрессирующие.

Кроме боли различной интенсивности и выраженности АС проявляется рвотой, сухостью языка, напряжением мышц передней брюшной стенки, лейкоцитозом, головокружением, метеоризмом, гипертермией, ознобом, изменением цвета испражнений, парезом кишечника.

Экстренная госпитализация требуется больным, у которых возникают следующие симптомы «острого живота»:

  1. Выраженная астенизация организма,
  2. Кровотечение или подкожные гематомы,
  3. Неукротимая рвота,
  4. Вздутие живота и отсутствие перистальтики,
  5. Напряжение мышц передней брюшной стенки,
  6. Учащенное сердцебиение и падение артериального давления,
  7. Высокая температура тела,
  8. Боль при дефекации,
  9. Интенсивное увеличение объема живота,
  10. Стремительное нарастание боли,
  11. Обмороки во время дефекации,
  12. Маточные кровотечения.

Абдоминальный синдром обычно диагностируется у детей и молодых людей. Они жалуются на боль в животе, которая усиливается при физической нагрузке. При нестерпимой боли у них пропадает аппетит, возникает рвота, происходит потеря веса. Нередко боли предшествуют дискомфортные ощущения и тяжесть в эпигастрии, изжога, рвотные явления, диарея. Любая боль в животе — это повод для обращения к врачу. Острая абдоминальная боль обычно требует срочной операции и нередко угрожает жизни больного.

Болевой абдоминальный синдром у детейУ новорожденных детей абдоминальная боль обычно связана с кишечными коликами. Это самая банальная причина, не представляющая опасности для жизни ребенка. К более серьезным причинам относятся: лактозный дефицит, аллергия, дисбактериоз, желудочный рефлюкс. Малыши становятся беспокойными и капризными, часто плачут, отказываются от еды. Они постоянно двигают ножками и поджимают их к груди. На коже появляется сыпь, стул становится жидким и обильным. Возникает дефицит веса.

Специалисты отдельно рассматривают ишемический абдоминальный синдром. Он развивается при нарушении кровоснабжения пищеварительных органов из-за повреждения брюшной полости внутренним сужением или внешним давлением. Боль постепенно нарастает и достигает крайней степени выраженности. Некротические процессы в ЖКТ обусловлены нехваткой кислорода и скоплением продуктов распада. Давяще-ноющая, приступообразная боль в животе сочетается с дисфункцией кишечника и прогрессирующим похуданием.

Компартмент-синдром — осложнение травматического повреждения брюшной полости или послеоперационного состояния, связанное с повышением внутрибрюшного давления. Этот опасный недуг проявляется болью в животе разной силы и локализации. Для определения внутрибрюшной гипертензии необходимо измерить давление в мочевом пузыре. Лечение синдрома хирургическое. Больным проводят декомпрессию, в результате которой снижается внутрибрюшное давление. В противном случае необратимые изменения в работе внутренних органов могут привести к летальному исходу.

Диагностические мероприятия

Диагностика АС заключается в определении характера боли, ее локализации и интенсивности. Помимо жалоб больного, анамнеза, осмотра и физикального обследования для постановки диагноза требуются результаты дополнительных методик.

Болевой абдоминальный синдром у детей

Лабораторные исследования:

  • Гемограмма — лейкоцитоз и прочие признаки воспаления,
  • Анализ мочи позволяет выявить пиелонефрит, воспаление урогенитального тракта, уролитиаз,
  • Печеночные тесты на липазу и амилазу — при подозрении на панкреатит, холецистит, цирроз.

Болевой абдоминальный синдром у детей Инструментальные методы:

  1. Ультразвуковое исследование внутренних органов,
  2. Томографическое исследование,
  3. Рентгенографическое исследование,
  4. Фиброэзофагогастродуоденоскопия,
  5. ЭКГ,
  6. Видеоколоноскопия,
  7. Ректороманоскопия,
  8. Капсульная эндоскопия.

У детей диагностика абдоминального синдрома осложняется тем, что они не могут описать конкретно свои ощущения, характер и локализацию боли, ее иррадиацию и сопутствующие симптомы. При любом недомогании малыши часто указывают на боль в животе. Диагностика абдоминального синдрома у взрослых и детей заключается в выявлении заболевания, ставшего его первопричиной. Своим пациентам врачи рекомендуют не принимать спазмолитики и обезболивающие средства при появлении боли в животе. Эти препараты не лечат недуг, а только устраняют симптом, смазывая общую картину патологии и еще больше затрудняя диагностику, что может привести к серьезным последствиям.

Лечебный процесс

Лечение синдрома абдоминальной боли проводят в условиях стационара. Оно зависит от причин, спровоцировавших неприятные ощущения в животе и направлено на устранение болевого синдрома. Если причина патологии не установлена, проводят общеукрепляющую и симптоматическую терапию. Комплексный лечебный подход позволяет избавиться от патологии, вызванной неопасными причинами, даже в домашних условиях. В более серьезных случаях требуется консультация специалиста.

Больным назначают:

  • Болевой абдоминальный синдром у детейБлокаторы М1-холинорецепторов – «Бускопан», «Метацин».
  • Спазмолитики – «Дротаверин», «Платифиллин», «Но-Шпа».
  • Успокоительные средства – «Персен», «Ново-Пассит».
  • Антихолинергические средства – «Пирензепин», «Платифиллин».
  • Антидепрессанты – «Флуоксетин», «Азафен».
  • Препараты, улучшающие процесс кровообращения – «Курантил», «Трентал».
  • Антикоагулянты – «Клексан», «Фрагмин».
  • Средства, улучшающие микрофлору кишечника – «Бифиформ», «Аципол».
  • Гемостатики при желудочном кровотечении – «Викасол», «Этамзилат».
  • Антибиотики при бактериальной инфекции – «Цефазолин», «Амоксиклав», «Клацид».
  • Противорвотные средства при рвоте – «Церукал», «Метоклопрамид», «Реглан».
  • Послабляющие средства при запорах — «Слабилен», «Бисакодил».
  • Ферменты при вздутии живота – «Креон», «Мезим», «Панкреатин».
  • НПВС для устранения боли – «Аспирин», «Ибупрофен».
  • Дезинтоксикация — парентеральное введение солевых растворов.

Диетотерапия заключается в исключении грубых и газообразующих продуктов, жареных, острых, жирных блюд, алкогольных напитков, крепкого чая и кофе. Больным показано щадящее питание небольшими порциями через каждые 3 часа. Следует отдавать предпочтение постным супам, диетическому мясу и рыбе, тушеным овощам, некоторым крупяным изделиям. Соблюдение питьевого режима — обязательная рекомендация лечащего врача.

Средства народной медицины нормализуют работу пищеварительной и нервной систем. Отвары ромашки и мяты оказывают спазмолитическое действие на кишечник, укропная вода устраняет метеоризм, настой корня валерианы помогает успокоиться.

Снизить риск развития абдоминального синдрома помогает здоровый образ жизни. Кратковременные боли в животе, длящиеся одну или две минуты, не требуют специальной медицинской помощи.

При появлении симптомов «острого живота» больных срочно госпитализируют на скорой помощи в хирургическое отделение больницы. Оперативное вмешательство также проводится для восстановления кровообращения в абдоминальных ветвях аорты.

Профилактика и прогноз

Специальных профилактических мер недуга в настоящее время не разработано. Правильное питание, ведение здорового образа жизни, физическая культура — стандартные методики, позволяющие каждому человеку чувствовать себя удовлетворительно и меньше болеть. Чтобы предупредить появление абдоминальной боли, необходимо вовремя лечить основное заболевание, ставшее причиной АС.

Прогноз патологии относительно благоприятный. Своевременная диагностика и адекватное лечение позволяют быстро избавиться от боли в животе и прочих симптомов.

Абдоминальная боль — опасное проявление заболеваний органов брюшной полости, при которых разрушение клеток и тканей обусловлено множеством факторов. Своевременная диагностика и грамотное лечение АС позволяют устранить боль в животе и нормализовать работу пораженных органов.

Источник: sindrom.info


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.