Паренхиматозный паротит

Общее описание

Паренхиматозный паротитПаренхиматозный паротит (воспаление слюнных желез хроническое) — это воспалительный процесс в паренхиме, соединительнотканных элементах, протоках околоушной слюнной железы.

Хронический воспалительный процесс чаще является исходом острого сиалоденита вследствие эпидемического паротита в детском возрасте. При паренхиматозном паротите происходит поражение околоушной слюнной железы с одной стороны.

Паренхиматозный паротит характеризуется затяжным течением с периодами обострения в виде уплотнения железы, появления боли и выраженной интоксикации. Рецидивы заболевания возникают через 2–3 месяца.

Клиническая картина

Паренхиматозный паротитОсновные симптомы паренхиматозного паротита — солоноватый привкус слюны, сухость во рту, уплотнение и болезненность в проекции железы. При обострении происходит ухудшение общего состояния, появляется лихорадка (38 °С и выше), околоушная железа увеличивается, что сопровождается болью.


При осмотре выявляют увеличение слюнной околоушной железы с четкими контурами. При сильном воспалении возможно появление покраснения и напряжения кожи. При пальпации железа бугристая, плотная, болезненная. При легком массаже железы можно получить слюну из выводного протока железы. При осмотре ротовой полости выявляют отечность слизистой щеки и зияние устья протока, уплотнение его при пальпации, выделение густой слюны с гнойными хлопьями, фибринозными сгустками.

Диагностика паренхиматозного паротита

  • Общий анализ крови (лейкоцитоз, повышение скорости оседания эритроцитов).
  • УЗИ слюнных желез.
  • Сиалография.

Дифференциальный диагноз:

  • Болезнь Микулича.
  • Новообразование околоушной слюнной железы.
  • Слюнокаменная болезнь.
  • Ретенционная киста.

Лечение паренхиматозного паротита

Лечение назначается только после подтверждения диагноза врачом-специалистом. Показаны массаж железы, компрессы полуспиртовые на область пораженной железы, обезболивающие средства, антибиотики, повышение секреции слюнной железы («Галантамин»), глюкокортикоиды, препараты йода, физиолечение. При неэффективности консервативного лечения — решается вопрос о хирургическом удалении пораженной железы.

Основные лекарственные препараты

Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста.


АмпициллинЦефазолинХимотрипсин

ЛоратадинИмудон

  • Ампициллин (антибактериальное средство). Режим дозирования: внутрь, взрослым и детям старше 10 лет в дозе 250–500 мг каждые 6 ч. Детям суточная доза составляет 100 мг/кг в 4–6 приемов. Курс лечения 7–14 сут.
  • Цефазолин (антибактериальное средство). Режим дозирования: в/м, взрослым в дозе 0,25–1 г 3–4 раза/сут. Детям 1 мес и старше в дозе 25–50 мг/кг/сут. на 3–4 введения. Курс лечения 7–10 сут.

  • Химотрипсин (протеолитический фермент). Режим дозирования: вводится внутрь протоков ОУСЖ в дозе 5–10 мг в 2–3 мл изотонического р-ра натрия хлорида 1 раз/сут. Курс лечения 5–7 сут.
  • Лоратадин (десенсибилизирующее средство). Режим дозирования: внутрь, взрослым в дозе 10 мг, детям в дозе 5 мг 1 раз/сут. Курс лечения 10–15 сут.
  • Имудон (иммуностимулирующее средство). Режим дозирования: рассасывают таблетку в ротовой полости с интервалом в 1 ч до 8 раз/сут. Курс лечения 10 сут.

Рекомендации

Рекомендуются консультации стоматолога, сиалография.

Заболеваемость (на 100 000 человек)

Мужчины Женщины
Возраст,
лет
0-1 1-3 3-14 14-25 25-40 40-60 60 + 0-1 1-3 3-14 14-25 25-40 40-60 60 +
Кол-во
заболевших
0 0 40 10 10 3 0 0 0 40 10 10 3 0

Источник: online-diagnos.ru

Эпидемиология

Паренхиматозный паротит у детей возникает в различные возрастные периоды, чаще в 3—7 лет. Первое обострение обычно диагностируется как эпидемический паротит. Последующие неоднократные обострения сиаладенита позволяют поставить правильный диагноз.

Этиология и патогенез

В последние годы появились предположения о врожденной и наследственной природе заболевания. Обсуждается роль эпидемического паротита в происхождении хронического паренхиматозного паротита. Существует предположение о провоцирующем влиянии воспаленных лимфатических узлов, пенетрированных в дольки железы, и стоматогенном пути инфицирования.

Клинические признаки и симптомы

Особенность клинической картины хронического паренхиматозного паротита у детей заключается в цикличности и длительности течения болезни. Чаще поражаются обе ОУСЖ. Заболевание диагностируется в периоды обострений хронического воспаления, которые возникают от 2—3 до 6—8 раз в год, сопровождаются подъемом температуры тела, ухудшением общего состояния, появлением боли и припухлости в области ОУСЖ, боли при открывании рта. При выраженном воспалении определяются гиперемия и напряжение кожных покровов околоушно-жевательной области. При пальпации прощупывается увеличенная, слабо болезненная или безболезненная, плотная, бугристая ОУСЖ. При массировании области околоушной железы выделяется вязкая, желеобразная слюна с примесью гноя или сгустков фибрина. В острый период воспаления отделяемое из околоушного протока может отсутствовать.

При клинико-рентгенологическом обследовании детей с паренхиматозным паротитом различают 3 стадии:


  • начальную;
  • клинически выраженную;
  • позднюю.

В каждой из стадий выделяют период процесса (обострение и ремиссии), а также активное и неактивное течение.

При активном течении процесса клинически четко проявляется обострение хронического паренхиматозного паротита. Заболевание отличается выраженной воспалительной реакцией ОУСЖ, протекающей с общими симптомами воспаления (боль, интоксикация). Продолжительность обострения в железе при активном течении составляет от 2—3 недель до двух месяцев, количество обострений варьирует от 4 до 8 раз в год.

При неактивном течении обострение хронического паренхиматозного паротита протекает без выраженных местных и общих симптомов воспаления с меньшим количеством обострений в год (от 1 до 3 раз).

Диагноз и рекомендуемые клинические исследования

Диагноз ставится на основании следующих методов обследования:

  • жалобы;
  • анамнез;
  • клинический осмотр, в т.ч. пальпация СЖ;
  • визуальное исследование секрета СЖ;
  • клинический анализ крови и мочи;
  • рентгенологическое исследование ОУСЖ с предварительным контрастированием протоков железы (сиалография, ортопантомосиалография);
  • исследование гнойного отделяемого из СЖ на чувствительность к антибиотикам (в период обострения);
  • цитологическое исследование мазков слюны из ОУСЖ в период ремиссии;
  • термовизиография;
  • эхография.

Дифференциальный диагноз

Хронический паренхиматозный паротит следует дифференцировать с эпидемическим паротитом, лимфаденитом, абсцедирующим лимфаденитом, специфическим лимфаденитом в околоушно-жевательной области, с хроническим остеомиелитом нижней челюсти, лимфангиомой и кистами в околоушной области, новообразованиями.

Клинические рекомендации

При лечении детей с хроническим паренхиматозным паротитом трудности связаны с отсутствием четких представлений об этиологии и патогенезе заболевания. Поэтому проводимая терапия является симптоматической. При гнойном расплавлении железы вскрывают очаг разрезом из поднижнечелюстной области. В период ремиссии рекомендовано систематическое проведение 2—4 курсов комплексной терапии. Необходимо диспансерное наблюдение и лечение детей.

Антибактериальная терапия

Ампициллин/оксациллин внутрь за 0,5—1 ч до еды 25 мг/кг (детям 3—7 лет); 12,5 мг/кг (детям 7—14 лет) 4 р/сут, 5—7 сут или в/м 25 мг/кг 4 р/сут, 5—7 сут или
Ко-тримоксазол, суспензия, внутрь 120 мг (детям 3—6 мес); 120—240 мг (детям 7 мес — 3 лет); 240—480 мг (детям 4—6 лет); 480 мг (детям 7—12 лет); 960 мг (детям старше 12 лет) 2 р/сут, 5—7 сут или
Цефазолин в/м или в/в 7—12,5 мг/кг 3—4 р/сут (20—50 мг/кг/сут, максимально до 100 мг/кг/сут), 5—7 сут.


Противовоспалительная терапия

Кальция глюконат внутрь 0,05 г (детям до 3 лет); 0,1—0,2 г (детям 3—14 лет) 2 р/сут, 5—7 сут или
Трипсин в/м 2,5 мг (детям до 5 лет); 5 мг (детям 6—13 лет) 1 р/сут, 5—7 сут или
Химотрипсин внутрь протоков ОУСЖ 5— 10 мг в 2—3 мл изотонического р-ра натрия хлорида 1 р/сут, 5—7 сут.

Десенсибилизирующая терапия

Клемастин внутрь 0,5 мг (детям 6— 12 лет); 1 мг (детям старше 12 лет и взрослым) 2 р/сут, 10—15 сут или
Лоратадин внутрь 10 мг (взрослым); 5 мг (детям) 1 р/сут, 10—15 сут или
Мебгидролин внутрь 50—100 мг/сут в 1—2 приема (детям до 2 лет); 50—150 мг/сут в 1—2 приема (детям 2—5 лет); 100—200 мг/сут в 1—2 приема (детям 5—10 лет); 50—200 мг 1—2 р/сут (детям старше 10 лет и взрослым), 10—15 сут.

Иммунотерапия

Имудон внутрь за 1 ч до еды (табл. держать во рту до полного рассасывания) 1 табл. 2—6 р/сут (детям), 2—8 р/сут (взрослым), 10—20 сут или
Иммунал с небольшим количеством жидкости 5—10 капель (детям 1—6 лет); 10—15 капель (детям 6—12 лет) 3 р/сут, 7 сут — 8 нед или
Натрия нуклеинат внутрь 0,005— 0,01 г (детям до 1 года); 0,015—0,05 г (детям 2— 5 лет) 3 р/сут, 14 сут.


Оценка эффективности лечения

Результаты лечения детей с хроническим паренхиматозным паротитом оценивают по следующим параметрам: выздоровление, улучшение, без перемен, ухудшение.

Выздоровевшими считаются те дети, у которых не обнаруживают субъективных и объективных признаков заболевания после лечения. Улучшение подразумевает ремиссию процесса в течение трех лет и более, а также переход клинически активно протекающего заболевания в неактивное. Течение болезни может протекать без перемен, т.е. отсутствует динамика в улучшении или ухудшении процесса. Ухудшение процесса отмечается при уменьшении длительности ремиссии, увеличении количества обострений и продолжительности воспалительного процесса.

Ошибки и необоснованные назначения

Несвоевременно назначенное лечение может осложниться абсцедирующим лимфаденитом и аденофлегмоной в околоушно-жевательной области, что приводит к необходимости хирургического лечения.

Прогноз

При своевременно начатом рациональном лечении и правильно подобранной программе реабилитации прогноз благоприятный.


Г.М. Барер, Е.В. Зорян

Источник: medbe.ru

Признаки

Клинически отмечаются припухлость, болезненность околоушной железы, уменьшение слюноотделения. Заболевание характеризуется медленным прогрессированием, невыраженностью симптомов, однако приводит к стойкому снижению функции железы. Обострения клинически проявляются болевыми ощущениями, сухостью во рту, припухлостью околоушной железы, выделением при ее массировании густой мутной солоноватой слюны с примесью гноя и слизи, симптомами интоксикации.

Описание

Хронический паротит чаще возникает как первичное заболевание, этиология и патогенез которого изучены недостаточно. Реже бывает исходом острого паротита. Хронический паротит — одно из проявлений синдрома Шегрена и синдрома Микулича. Протекает с обострениями, сменяющимися ремиссиями: поражается преимущественно интерстиций, паренхима или система выводных протоков (сиалодохит).

Хронический интерстициальный паротит, в большинстве случаев развивающийся на фоне заболеваний, связанных с нарушением обмена веществ, характеризуется разрастанием межуточной соединительной ткани, замещающей строму железы, что приводит к сдавливанию паренхимы и нередко ее атрофии.

При хроническом паренхиматозном паротите, развитие которого связывают с врожденными изменениями слюнных протоков, угнетением факторов неспецифической защиты организма, активизацией внутриротовой инфекции и др., наблюдается расширение, а местами запустевание выводных протоков и концевых отделов желез, образование в паренхиме микроабсцессов с последующим разрастанием на их месте грануляционной ткани. Процесс может протекать бессимптомно и обнаруживаться случайно. Нередко заболевание протекает волнообразно.


При хроническом сиалодохите морфологические изменения обнаруживаются в основном в околоушном протоке. Процесс характеризуется периодическим припуханием околоушной железы, болью в области железы при приеме пищи, утолщением выводного протока, в поздней стадии выделением большого количества густого секрета нередко с комочками слизи.

Диагностика

Диагноз устанавливают на основании клинической картины, данных лабораторного и инструментального исследований, среди которых наибольшее значение имеет рентгенологическое. С помощью обзорной неконтрастной рентгенографии может быть обнаружено лишь увеличение пораженной железы. Важнейшую роль в диагностике играет сиалография. При преимущественном поражении паренхимы на фоне тени увеличенной железы определяются измененные мелкие протоки (расширенные или суженные, с нечеткими контурами, иногда напоминающие мох или веточки, покрытые инеем), околоушный проток сохраняет свою форму. Отмечается неравномерное контрастирование железистой ткани, появление дефектов контрастирования, обусловленных воспалительными инфильтратами и участками рубцевания. В развернутой стадии заболевания образуются сиалоангиэктазии в виде неправильной или округлой формы скоплений рентгеноконтрастного вещества размерами до нескольких миллиметров. При развитии микроабсцессов выявляются одиночные (иногда множественные, но немногочисленные) скопления рентгеноконтрастного вещества, располагающиеся за пределами протоков, в ряде случаев имеющие свищевой канал. При преобладании поражения крупных протоков на фоне их общего расширения местами определяются сужения и перетяжки, обусловленные спазмом или рубцовыми изменениями, задержка опорожнения протоков от рентгеноконтрастного вещества. На более поздних этапах заболевания расширения протоков приобретают шаровидную или веретенообразную форму, что придает им вид четок.

Для оценки секреторной и выделительной функции околоушных желез может быть применено радионуклидное исследование (радиосиалография) с использованием 99mTc  пертехнетата. Используют ультразвуковые методы диагностики, проводят цитологическое исследование слюны.

Лечение

Лечение хронического паротита направлено на ликвидацию воспаления в железе и предупреждение его рецидивов, улучшение функции железы, повышение реактивности организма. В околоушный проток в течение 5—6 дней вводят антибиотики, раствор фурацилина, протеолитические ферменты, каждые 2—3 дня проводят новокаиновые и тримекаиновые блокады (на курс 10—12 процедур), продольную гальванизацию области слюнной железы. Для усиления секреции железы применяют галантамин, для повышения тонуса слюнных протоков — диадинамические токи. С целью рассасывания воспалительных инфильтратов назначают ультразвук, аппликации парафина или озокерита на область железы. В ряде случаев (например, при частом рецидивировании паренхиматозного паротита) производят резекцию железы или паротидэктомию, при хроническом сиалодохите — оперативное расширение околоушного протока.

Полного выздоровления при хроническом паротите не наступает. При длительном течении процесса снижается слюноотделение.

Профилактика

Профилактика включает гигиенический уход за полостью рта, лечение хронических заболеваний.

© Медицинская энциклопедия РАМН

Источник: doctorpiter.ru

Паротит (свинка)– относится к острым контагиозным вирусным заболеваниям, характеризуется лихорадкой, общей интоксикацией, увеличением и болезненностью слюнных желез, главным образом околоушных.Возбудителем паротита является вирус, который проникает в организм воздушно-капельным путем (хотя полностью исключить контактный путь, например через игрушки, пока не удалось) через слизистую оболочку верхних дыхательных путей. Затем вирус попадает в кровь и с ее током — в слюнные железы, а также в некоторые другие железы (например, половые) и центральную нервную систему. Течение паротита может быть легким, средней тяжести и тяжелым. При легком течении температура субфебрильная, держится 1—2 дня, поражены только слюнные железы, самочувствие ребенка страдает незначительно. При среднетяжелом течении отмечается более высокая и длительная лихорадка, помимо слюнных желез, могут поражаться и другие железистые органы, выражены слабость, головная боль, боли при жевании, нарушены сон и аппетит ребенка. При тяжелом течении температура достигает 40 °С и держится на протяжении 1—2 недель, поражены слюнные железы и большинство других желез, а также центральная нервная система.Осложнениями паротита у детей могут быть воспаление мозговых оболочек (менингит), поражение органа слуха с развитием необратимой глухоты, у взрослых чаще встречаются орхиты (воспаление мужских половых желез), панкреатиты, артриты.

Дифференциальная диагностика паротитов.

Хронический неспецифический паренхиматозный паротит

Острый и хронический лимфаденит околоушных лимфатических узлов.

Вопрос№127.

Хронический сиалоаденит (Sialadenitis bacterialis поп calculosa chronica) у детей 8-15 лет наблюдается в 4 раза чаще, чем острый. В возникновении и течении хронического сиалоаденита играют роль вирус мумпус и цитомегаловирус. Хронический сиалоаденит обычно поражает околоушную железу, что связано с морфофункциональной незрелостью ее паренхимы. Среди хронических паротитов первое место занимает паренхиматозный. Особенностью хронического сиалоаденита является рецидивирующий и прогрессирующий характер течения. Чаще хронический сиалоаденит обостряется в осенний и весенний периоды. Врачи с большим практическим опытом высказывают мысль о том, что ребенок может со временем "перерасти", то есть количество обострений заболевания с течением времени уменьшается. Это в определенной степени правильно, поскольку организм ребенка саморегулируется с возрастом, и заболевание у части пациентов в период полового созревания действительно исчезает.
Хронический паренхиматозный сиалоаденит. Жалобы ребенка или его родителей — на наличие увеличенной, умеренно болезненной слюнной железы, болевые ощущения могут усиливаться при еде. Кроме того, изменяется общее состояние — повышается температура тела, ухудшаются аппетит и сон. В анамнезе — несколько воспалений железы, которые проходили самостоятельно.
Клиника. Стадия обострения точно отвечает клинике острого бактериального паротита, но признаки воспаления при этом незначительные. В стадии ремиссии железа увеличенная, бугристая, плотная, безболезненная. Бугристость железы обусловлена рубцеванием отдельных участков паренхимы вследствие их гнойного расплавления. Из протока выделяется прозрачная или мутноватая слюна, количество ее может быть уменьшено. Устье протока расширенное, слизистая оболочка вокруг него цианотичная, пастозная, с отпечатками зубов. После каждого обострения железа становится более бугристой, уплотняется и увеличивается. В 77 % случаев в период ремиссии в слюнной железе идет медленный процесс воспаления, страдает секреторная функция. Большое количество обострений приводит к тому, что выводной проток уплотняется и пальпируется под слизистой оболочкой щеки в виде тяжа. Дополнительными методами исследования для постановки диагноза являются сиалография и пункционная биопсия железы в период ремиссии. Для проведения сиалографии используют масляные растворы органических соединений йода — 30 % раствор йодолипола, 40 % раствор йодилина, ли-нойодол и т.п. В последнее время широко применяют водные растворы йодсодер-жащих органических соединений: кардиотраст, верографин, урографин, поскольку масляные часто приводят к обострению сиалоаденита. Рентгенологическое исследование околоушной слюнной железы проводят в лобно-носовой и боковой проекциях, подчелюстной — в боковой. На сиалограмме при хроническом паренхиматозном сиалоадените выявляется неравномерность контрастирования железистой ткани, сиалоэктазии, участки расширения протоков, нечеткость контуров их разветвлений. Паренхима железы имеет вид грозди винограда.
Интерстициальный сиалоаденит. У детей интерстициальный сиалоаденит возникает редко и в значительно старшем возрасте — 13-15 лет. Суть заболевания состоит в том, что вследствие хронического воспаления превалирует гипертрофия межуточной ткани стромы. Клинически выявляется увеличенная, обычно с гладкой поверхностью, безболезненная железа. Слюна в период ремиссии без измененний, а при обострении — с прожилками гноя или мутная. Обострение интерстициального хронического сиалоаденита по течению напоминает острый парехимантозный. Диагноз ставят по данным сиалографии, перед проведением которой осуществляют катетеризацию слюнного протока. На сиалограмме в начальной стадии процесса при интерстициальном сиалоадените наблюдается сужение протоков III-V порядка, а в дальнейшем — II-IV порядка. Контуры протоков ровные, четкие. Плотность паренхимы уменьшена. В поздней стадии все протоки сужены, контуры их неровные за счет разрастания стромальних элементов, в отдельных участках контраст исчезает.
Дифференциальная диагностика. Хронические сиалоадениты надо дифференцировать между собой, с опухолями слюнных желез и мягких тканей, при обострении — с абсцессами и флегмонами, острым бактериальным сиалоаденитом, эпидпаротитом, псевдопаротитом Герценберга.
Лечение хронических паренхиматозных сиалоаденитов сложное. Это обусловлено тем, что рецидивы заболевания приводят к стойким изменениям как в паренхиме, так и в строме железы; страдает микроциркуляция, снижается функция железы; частые обострения при хроническом сиалоадените являются результатом того, что до сих пор не существует патогенетического лечения, оно в определенной мере паллиативное. Такие обстоятельства еще раз подтверждают мысль о том, что заболевания слюнных желез в значительной степени зависят от состояния соединительной ткани, и свидетельствуют о связи сиалоаденита с системными ее заболеваниями (коллагенозами).
В период ремиссии следует проводить курсы профилактического лечения (через 3-6 и 12 мес), направленного на гипосенсибилизацию организма, повышение функции и улучшение микроциркуляции в слюнной железе, укрепление стенок протоков, коррекцию иммунной системы.
Для этого назначают: антигистаминные средства; инъекции витаминов групп В и С, кальция пантотенат. С целью повышения функции железы используют спазмолитические препараты: оксафенамид, флакумин (перед едой), танацехол, а также гомеопатических препаратов "Сиалогран", "Ликовир".
Секреторная функция железы при хроническом сиалоадените снижена, поэтому использование электрофореза 5 % раствора калия йодида как муколитического средства уменьшает вязкость слюны и способствует её выделению.
Курс ультразвуковой терапии на область железы на протяжении 6-8 сут способствует восстановлению микроциркуляции в ней. С целью повышения защитных качеств эпителия протока и его регенерации, улучшения состояния капилляров в проток пораженной железы трижды на протяжении месяца вводят 0,4-0,8 мл масла шиповника, используют лазеротерапию (до 10 сеансов). Большинство больных хроническим паренхиматозным сиалоаденитом являются носителями стафилококков, которые можно обнаружить на слизистой оболочке носовой и ротовой полостей. Для профилактики возникновения обострения процесса в железе применяют полибактерин, содержащий антивирусные нуклеотиды, количество которых в десятки раз больше, чем в слюне. Для одноразовой обработки слизистой оболочки полости носа и нёбных миндалин 2 дозы полибактерина растворяют в 5 мл дистиллированной воды. Обработку проводят дважды в сутки на протяжении 5-7 сут. При обострении процесса проводится лечение, как и при остром бактериальном сиалоадените.
Лечение интерстициального сиалоденита предусматривает применение этиотропных (адаптогена — иммуномодулятора железистого действия — Ликовира) и патогенетических препаратов (витамины-антиоксиданты А, Е, С; витаминизированное масло зародышей пшеницы, дезинтоксикационные средства), пульс-терапию.
Осложнениями хронического сиалоаденита являются абсцессы и флегмоны, частые обострения. Для предотвращения их необходимо адекватное лечение заболеваний слюнной железы, проведение курсов профилактического лечения, повышение иммунного местного и общего статуса, антигистаминная терапия.

Вопрос№136

.По механизму действия встречаются преимущественно неогнестрельные (механические) травмы. К сожалению, в последнее время у детей стали наблюдаться огнестрельные травмы.
Травмы мягких тканей лица могут быть закрытыми — без нарушения целости кожных покровов (ушибы) и открытыми — с нару-
шением целости кожных покровов (ссадины, царапины, раны). Все виды повреждений, кроме ушибов, бывают открытыми и первично инфицированными.
К открытым травмам ЧЛО относятся также все виды повреждений, проходящих через зубы, воздухоносные пазухи, полость носа. Это обязывает врача своевременно и в полном объеме проводить терапию, предупреждающую развитие воспалительного процесса или его манифестацию в процессе лечения повреждений мягких тканей лица и челюстных костей.
Анатомо-топографические особенности строения ЧЛО у детей (эластичная кожа, большой объем клетчатки, хорошо развитое кровоснабжение лица, неполная минерализация костей, наличие зон роста костей лицевого черепа, наличие зубов и их зачатков) определяют общие особенности проявления у них травм. В младшем и дошкольном возрасте травмы мягких тканей лица сопровождаются обширными и быстро нарастающими коллатеральными отеками, кровоизлияниями в ткани (по типу инфильтрата), формированием внутритканевых гематом. При сочетании этих травм с повреждением костей лица и зубов, несмотря на хорошую защиту мягкими тканями костей лица, повреждение мягких тканей может сопровождаться типичными для детского возраста повреждениями костей по типу «зеленой ветки», под-надкостничными переломами фрагментов, полными переломами без их смещения. Вывихнутые зубы могут внедряться в мягкие ткани и становиться дополнительным фактором их механического повреждения. Установить в период сменного прикуса «отсутствие» зуба в зубном ряду и найти его визуально или пальпаторно в тканях бывает трудно. Это требует обязательного рентгенологического контроля, ибо в дальнейшем такое «инородное тело» в толще мягких тканей становится причиной развития абсцессов и флегмон мягких тканей лица, этиологию которых установить сложно. При вскрытии гнойника можно найти это инородное тело (зуб). Если такое инородное тело не обнаружено, лечение становится паллиативным и через некоторое время возможно повторное образование абсцесса или флегмоны в месте расположения инородного тела. Чаще это бывает при травме альвеолярного отростка верхней челюсти и внедрении молочного или постоянного зуба в область носогуб-ной борозды, щеки, дна носа и др.
Ушибы, ссадины, царапины. Ушибом называется закрытое повреждение мягких тканей лица без нарушения их анатомической целости с возможным ограничением функции (при повреждении щечной или око-лоушно-жевательной областей и губ — верхней или нижней).
Клиническая картина. Имеют значение механизм травмы, сила и место приложения повреждающего агента, возраст пострадавшего и его общее состояние в момент повреждения. При ушибах отмечается нарастающая травматическая припухлость в месте повреждения, а в ближайшее время появляется кровоподтек, имеющий синюшную окраску, который затем приобретает темно-красный или желто-зеленый оттенок. В месте ушиба мягких тканей пальпаторно определяется плотноватый, болезненный участок наподобие инфильтрата. Это происходит в результате имбибиции тканей экссудатом (последствие кровоизлияния). Признаки воспаления при ушибах не выявляются или возникают поздно. Внешний вид ребенка с ушибом часто не соответствует тяжести травмы в связи с нарастающим отеком и формирующимися гематомами. Общее состояние при ушибах без особых изменений, но психоэмоциональные нарушения значительны.
Ушибы в области подбородка могут приводить к повреждению связочного аппарата ВНЧС (отраженно). В подобных случаях активные и пассивные движения нижней челюсти вызывают у ребенка боль — возникает подозрение на перелом мыщелкового отростка. Для уточнения диагноза обязательно рентгенологическое исследование.
Ссадины, царапины, даже без повреждения базального слоя дермы, не сопровождающиеся кровотечением, первично инфицированы. Основные клинические признаки этих видов повреждения — боль, нарушение целости кожи, слизистой оболочки полости рта, отеки, гематома (щечная и приротовая области, губы и др.). При обширных отеках может быть ограничение открывания рта. Связь эпидермиса с базальным слоем дермы и клетчаткой у детей еще непрочная, поэтому происходят отслойка кожи или подкожной жировой клетчатки и скопление в этом месте крови (гематома). Наиболее характерным симптомом гематомы является ее флюктуация (зыбление). Пальпация этой области повреждения болезненна. При ушибе мягких тканей лица на уровне зубного ряда, как правило, повреждается и слизистая оболочка губы, рта, может произойти полный вывих зуба (молочного, постоянного с ^сформированным корнем, постоянного со сформированным корнем).
Обследуя ребенка, даже при ушибах, ссадинах, царапинах необходимо исключить черепно-мозговую травму и травму костей лица. Это вызывает затруднения, так как в момент травмы отсутствуют свидетели, а ребенок не может ответить на вопросы врача и уточнить, были ли головокружение, потеря сознания, тошнота, рвота, что характерно для черепно-мозговой травмы.
Лечение. Ушибы, не сопровождающиеся переломами лицевых костей и сотрясением головного мозга, а ограничивающиеся только подкожными кровоизлияниями и образованием гематом, довольно быстро излечиваются. Этому способствует местное применение холода в сочетании с давящей повязкой, особенно в первые часы после травмы. В дальнейшем эффективны сухое тепло, физиотерапевтические процедуры (УФО, УВЧ, лазеротерапия и др-), гирудотерапия. Образовавшуюся гематому следует пунктировать с тщательным соблюдением правил асептики и наложить на нее давящую повязку.
Мелкие поверхностные повреждения кожи лица (ссадины, царапины) заживают быстро, без нагноения. После антисептической обработки 0,1 % раствором хлоргексидина, 1 — 2 % спиртовым раствором йода такие повреждения быстро эпителизиру-ются под струпом, не оставляя, как правило, заметных рубцов.
Раны. Раной называют нарушение целости кожных покровов и слизистых оболочек с повреждением подлежащих тканей.
Различают раны: неогнестрельные — ушибленные и их комбинации, рваные и их комбинации, резаные, укушенные, рубленые, колотые; огнестрельные — оскольчатые, пулевые; компрессионные; электротравму; ожоги; отморожения. Раны бывают также касательными, сквозными, слепыми (в них в качестве инородных тел могут быть вывихнутые зубы). В последние годы у Детей участилась и усугубилась тяжесть повреждений за счет неорганизованно-спортивных травм (катание на роликовых коньках, мотоциклах), укушенных и огнестрельных ран, а также их комбинации (во время пребывания детей в зоне стихийных бедствий или военных Действий).
В быту у детей младшего возраста Наиболее часто встречаются раны
языка, губ, неба; у старших — раны более разнообразной локализации, но также чаще всего наблюдается поражение приротовой области, слизистой оболочки рта и альвеолярного отростка, подбородочного отдела лица, носа, лба, надбровных дуг и др.
Все раны инфицированы либо бактериально обсеменены, в ЧЛО быстро контаминируется инфекция полости рта, зубов, зева и др.
Лечение ран лица у 80 % детей проводят в условиях поликлиники, но более чем в 20 % случаев требуется госпитализация в специализированные челюстно-лицевые стационары. Если дети попадают в детское общехирургическое отделение (чаще при сочетанных и множественных травмах), их не всегда осматривает челюстно-лицевой хирург в ранний период, и травмы ЧЛО могут остаться нераспознанными.
Клиническая картина раны зависит от области ее расположения (голова, лицо, шея). Основные признаки нарушения функции — боль, кровотечение, инфицирован-ность. Наблюдаются сопутствующие изменения общего состояния — черепно-мозговая травма, кровотечение, шок, нарушение дыхания (условия развития асфиксии). Эти нарушения необходимо устанавливать в ранние сроки с целью рационального планирования места оказания экстренной помощи ребенку, выбора обезболивания, тактики лечения. Уже при ранах мягких тканей лица значительно увеличивается частота повреждений костей лица и других сопутствующих повреждений. Чем раньше установлен диагноз, проведена первичная хирургическая обработка ран в полном объеме, устранены сопутствующие осложнения, тем лучше будет исход.
Раны ЧЛО часто проявляются как сочетанные и множественные. При множественных и сочетанных черепно-челюстно-лицевых повреждениях могут наблюдаться признаки черепно-мозговой травмы и переломов костей черепа. Однако при осмотре легко определяются только раны, другие повреждения часто остаются недиагностированными и поэтому неоправданно упрощается ситуация. Клиническая картина этих повреждений выявляется позднее, когда нарушается функция внешнего дыхания, развиваются или усугубляются бронхолегочные осложнения, шок, возникают выраженные изменения функций ЦНС и сердечно-сосудистой системы.
Своевременная диагностика повреждений ЧЛО и раннее оказание специализированной помощи в полном объеме являются профилактикой шока, кровопотери, инфицирования других областей, иных осложнений.
При ранах ЧЛО ребенок сразу и обязательно должен быть осмотрен детским челюстно-лицевым хирургом совместно с другими специалистами. Оказание помощи должно быть организовано комплексно, быстро и в полном объеме.
Клинические проявления ран лица у детей отличаются большим разнообразием. Чаще всего раны могут быть отнесены к ушибленным, рваным, резаным и др. Раны характеризуются быстронарастаю-щим коллатеральным отеком, сопровождаются значительным кровотечением и в связи с функциональными особенностями мимической мускулатуры имеют зияющий вид, что не всегда соответствует тяжести повреждения.
При ранах приротовой области, губ и языка, помимо кровотечения и зияния ран, у детей нарушен прием пищи, отмечаются слюнотечение, невнятная речь, что отягощает состояние ребенка. Появляются условия для аспирации кровяных сгустков, слюны и обрывков тканей, что угрожает жизни ребенка развивающейся дыхательной недостаточностью.
Раны области носа сопровождаются значительным кровотечением и отеком, что затрудняет распознавание переломов костей носа. Для ран околоушно-жевательной области характерны повреждения околоушной слюнной железы, что может проявляться обильным кровотечением, травмой лицевого нерва.
Раны дна полости рта опасны из-за быстро распространяющегося отека, кровотечения, что способствует развитию нарушений дыхания, бронхолегочных осложнений. Чем меньше возраст ребенка, тем быстрее нарастают эти явления и требуют экстренной помощи. Раны языка могут сопровождаться обильным артериальным кровотечением (при ранении язычной артерии), способствуют западению языка, всегда зияют.
Диагностика ран, как и любых травм, включает установление времени повреждения, вида травмирующего фактора, определение соматического состояния, психоэмоциональных особенностей ребенка. Кроме клинического, всегда показано рентгенологическое исследование. Необходимо проведение консультаций невропатолога, нейрохирурга, окулиста, оториноларинголога, детского травматолога.
Прогностически неблагоприятными являются неустановленные черепно-мозговые повреждения. Колотые раны дна полости рта способствуют развитию обширных отеков дна рта, нарушению дыхания, вплоть до асфиксии.
Нередко бывают осложнения при ранах, полученных от укусов насекомых, животных. Они характеризуются длительным течением даже при своевременно проведенной первичной хирургической обработке.
Лечение. При ранах кожных покровов лица первичную хирургиче-
скую обработку и наложение первичного шва проводят с учетом сроков от начала развития раневого процесса. При первичной хирургической обработке ран следует учитывать косметические требования, степень развития раневой инфекции и фазы течения раневого процесса.
При этом виде ран выделяют фазу воспаления, когда развиваются сосудистые реакции и происходит некробиотическое очищение раны; фазу репаративных процессов; фазу формирования рубца и эпителизации. Пофазовое воздействие на рану способствует раннему выздоровлению, улучшает исход и сокращает срок и степень бактериального загрязнения ран, активизирует репаративные процессы в ней.
Первичную хирургическую обработку ран лица часто из-за экстренности проводят нестандартно, что отличает ее от любого планового оперативного вмешательства. Одно из основных требований при обработке ран ЧЛО у детей — максимально щадящий подход к некрото-мии. Необходимо при этом стараться максимально сохранить ткани, что безопасно у детей благодаря высоким регенеративным возможностям тканей ЧЛО.
При обширных ранах лица, сопровождающихся повреждением костей лицевого скелета, первая помощь чаще заключается в наложении повязки на рану и доставке ребенка в специализированную стоматологическую клинику.
Внимание врача должно быть обращено на основные осложнения ран ЧЛО (асфиксия, кровотечение, шок) и их устранение.
Угроза асфиксии связана с попаданием в верхние дыхательные пути кровяного сгустка, свободно лежащего лоскута поврежденных мягких тканей, вывихнутого зуба, костного осколка, другого инородного тела, а также со смещением языка (что часто бывает при травмах языка, дна
рта и подбородка). У детей возможны развитие ларингоспазма (при крике, плаче), обтурация верхних дыхательных путей избыточной продукцией слизи, ибо слизистая оболочка верхних дыхательных путей у них очень ранима и быстро реагирует на психоэмоциональное состояние спазмом и увеличением секреции.
Первая помощь должна быть экстренной. В любой обстановке нужно придать ребенку положение сидя, лицом вниз или лежа, повернув его на бок, освободить полость рта пальцем, тампоном, отсосом от содержимого, прошить язык и выдвинуть его из полости рта. Если указанные мероприятия неэффективны, следует провести интубацию, менее желательна трахеотомия.
Кровотечение может быть диффузным (в этом случае эффективна тугая, давящая повязка с последующим ушиванием в ране или на протяжении), из артериальных стволов (язычной, нижнечелюстной, лицевой, височных, сонных). Нужно четко определить кровоточащий сосуд, прижать его пальцем, наложить давящую повязку до оказания экстренной помощи (остановка кровотечения в ране или на протяжении). При кровотечении из костной раны (перелом челюстей) показаны тугая тампонада, остановка кровотечения местным прижатием сосуда или на протяжении, затем фиксация и иммобилизация костей при первичной хирургической обработке.
При кровотечениях из носа чаще проводят заднюю и реже переднюю тампонаду. Дети очень чувствительны к кровопотере, поэтому важно (немедленно!) возместить объем и качество циркулирующей крови.
Кровопотеря — один из главных факторов в развитии шока у ребенка за счет резкого уменьшения объема циркулирующей крови и изменения ее качественных характеристик. В борьбе с травматическим шоком устранение кро-вопотери имеет важнейшее значение для сохранения жизни ребенка.
Травматический шок. На развитие шока влияют сильнейшая эмоциональная реакция на боль, генерализация возбуждения ЦНС без условий к ее адаптации в связи с незрелостью структур головного мозга у ребенка. Шок сопровождается нарушением функции дыхания, деятельности сердечно-сосудистой и дыхательной систем, изменением водно-солевого обмена и др. Чем меньше возраст ребенка, тем быстрее может развиться травматический шок.
Принципы борьбы с шоком — ранняя помощь в виде надежного обезболивания, остановки кровотечения, возмещения и нормализация объема и качества циркулирующей жидкости путем переливания крови, перфторана, реопо-лиглюкина, плазмы, прецепитатов и др.
Помните, что фиксация и иммобилизация костных фрагментов, выполненные своевременно, являются одним из эффективных этапов профилактики шока у детей! Транспортировка такого ребенка в специализированное лечебное учреждение должна быть экстренной, даже переход из поликлиники в стационар необходимо осуществлять в положении ребенка лежа на каталке (независимо от расстояния).
Помните, что при травме ЧЛО независимо от ее характера должно быть установлено наличие или отсутствие черепно-мозговой травмы, ибо в раннем возрасте она может протекать бессимптомно!
При диагностировании черепно-мозговой травмы независимо от ее
вида и тяжести, возраста ребенка лечение должно осуществляться только в стационарных условиях с участием нейрохирурга и невропатолога.
Однако значительная часть детей в возрасте 6—7 лет и старше при ранах небольшой протяженности, безопасных для развития осложнений, могут находиться на лечении в поликлинике. Этапы проведения первичной хирургической обработки ран ЧЛО одинаковы для детей и взрослых как в поликлинике, так и в специализированных стационарах. Анатомические особенности лица (обильное кровоснабжение и иннервация) и высокие иммунобиологические свойства его тканей позволяют отсрочить первичную хирургическую обработку ран. При ранениях лица допустимы более широкие, чем при ранениях других областей, сроки первичной (24—36 ч) и первично отсроченной хирургической обработки ран с наложением глухого шва и профилактическим введением антибиотиков (до 72 ч).
Хирургическую обработку ран лица необходимо проводить с учетом функциональных и косметических требований по правилам, которые предусмотрены при пластических операциях на лице.
Отсечение тканей должно быть минимальным. Удалению подлежат лишь полностью размозженные, свободно лежащие и заведомо нежизнеспособные участки тканей. Следует щадить отломки лицевых костей, удалять только кость, полностью потерявшую связь с надкостницей. При послойном ушивании ран лица необходимо восстановить непрерывность мимических мышц. Особенно тщательно следует сшивать края кожи, устанавливая их в правильное анатомическое положение. Швы накладывают на кожу самой тонкой атравматичной нитью.
Нельзя допускать натяжения кожи при наложении швов. При необходимости проводят иммобилизацию кожи для более легкого сближения краев раны. Особенно тщательно соединяют края раны в окружности естественных отверстий на лице (губы, крылья, кончик и перегородка носа, веки, брови, ушные раковины).
При ранениях с дефектами тканей, когда ушить края раны без натяжения невозможно, а проведение пластических операций нерационально, для уменьшения объема образующегося впоследствии дефекта или рубца накладывают пластинчатые швы. Во время хирургической обработки ран лица с дефектом тканей, если позволяют местные условия, можно проводить пластические операции: пластику местными тканями, лоскутами на ножке, свободную пересадку кожи и др. Выполнить такой вид первичной хирургической обработки можно только при удовлетворительном общем состоянии ребенка и надежном обезболивании.
При проникающих ранениях лица сразу же следует изолировать рану от полости рта путем мобилизации и ушивания слизистой оболочки рта.
Порядок первичной обработки раны при комбинированных повреждениях зубов, челюстей и мягких тканей следующий.
1. Начинать специальное лечение детей нужно с выбора метода обезболивания. У детей все манипуляции (включая детальный осмотр раны) предпочтительно проводить с обезболиванием. При отсутствии возможностей использования наркоза применяют местное обезболивание — инфильтрационное и/или проводниковое (по показаниям). Анестетики, как известно, оказывают ингибирующее действие на заживление ран, что обусловлено угнетением синтеза мукополисахаридов и коллагена. Повреждение тканей вводимым анестетиком можно уменьшить, изменяя его концентрацию, используя иглу меньшего калибра, осуществляя подход через интактные ткани и удлиняя время введения анестетика (1 мл в течение 10 с) и др. Выбор анестетиков — см. главы «Обезболивание» и «-Удаление зубов».
Вазоконстрикторы у детей следует добавлять с осторожностью (в старшем возрасте), но при этом необходимо помнить, что возможны снижение жизнеспособности лоскутов и повышение риска инфекционных осложнений.
2. Туалет раны — важная врачебная процедура, так как способствует деконтаминации пиогенной флоры и механическому очищению раны; ирригационные мероприятия проводят слабыми растворами пер-манганата калия, фурацилина, хлоргексидина, диоксидина, ферментов и др.
3. Разобщение сквозной раны с полостью рта осуществляют путем ушивания раны слизистой оболочки рта. При дефиците слизистой оболочки рану в последующем ведут под тампоном. После ревизии костной раны, удаления из нее свободно лежащих фрагментов, зачатков зубов, осколков, сравнивания острых краев, сопоставления фрагментов фиксацию и иммобилизацию последних проводят одним из консервативных методов (зубонадесневые шины) или хирургических (мини-пластины, микропластины), фиксацию зубов осуществляют разными способами (см. Лечение травм зубов). Хирургический метод фиксации костных фрагментов путем наложения мини-пластин, микропластин, шурупов показан в старшем возрасте. Раны в области твердого неба чаще ведут под йодоформными тампонами, которые удерживают индивидуально изготовленными защитными пластинами.

При неблагоприятном исходе, когда образуются грубые келоидные или гипертрофические рубцы, остаются рубцовые деформации и дефекты мягких тканей, которые могут сопровождаться нарушением функции: слюнные свищи, травматические парезы лицевого нерва (при травме бокового отдела лица), вывороты и атрезии в области естественных отверстий (веки, ротовая щель, наружный нос), лечение проводят в плановом порядке и, как правило, не ранее чем через 6— 8 мес после травмы.
Травма жевательной мускулатуры, слизистой оболочки рта может стать причиной ограничения опускания нижней челюсти — контрактуры.
Лечение последствий ран мягких тканей лица должно осуществляться в плановом порядке только в специализированном стационаре. До поступления ребенка в стационар проводят консервативное лечение: санацию, ортодонтическую терапию (с целью предупреждения нарастания вторичных деформаций костей лица). Под влиянием Рубцовых массивов в области лица и шеи рано развиваются деформации костей лица и прикуса, а также шейного отдела позвоночника и др. Если имеется угроза жизни (при микро-стоме), ее устраняют независимо от периода, прошедшего с момента повреждения (рис. 10.11).
Для наблюдения за ребенком и уточнения показаний к проведению плановых реабилитационных мероприятий дети должны быть поставлены на диспансерный учет (см. Диспансеризация детей у стоматолога).
Ожоги лица и шеи. Среди пострадавших от ожогов преобладают дети до 1—4 лет. В этом возрасте дети опрокидывают на себя сосуды с горячей водой, берут в рот незащищенный электрический провод, играют со спичками и т.д. Отмечается типичная локализация ожогов:голова, лицо, шея и верхние конечности. Причиной ожога лица и рук у детей младшего возраста являются также ожог пламенем при попадании игрушек на электро- или газовые плиты. В возрасте 10—15 лет ожоги лица и рук возникают чаще у мальчиков при игре со взрывчатыми веществами. Температура жидкости может быть не очень высокой, но этого достаточно, чтобы вызвать ожог I—II степени нежной кожи ребенка.
При небольшом ожоге ребенок активно реагирует на боль плачем и криком. При обширных ожогах общее состояние ребенка тяжелое, хотя он удивляет своим спокойствием. Ребенок бледен и апатичен. Сознание полностью сохраняется. Цианоз, малый и частый пульс, похолодание конечностей и жажда — симптомы тяжелого ожога, шока. Шок у детей развивается при значительно меньшей площади поражения, чем у взрослых.
В течении ожоговой болезни различают 4 фазы: ожоговый шок,
острую токсемию, септикопиемию, реконвалесценцию.
Диагностика при ожогах не вызывает трудностей. Однако участки поражения, кажущиеся вначале неглубокими, в дальнейшем могут быть местами некроза с распространением его на глубину эпителиального слоя и дермы и далее в подлежащие ткани, включая кости лица.
Лечение детей с ожогами осуществляют только в условиях специализированных ожоговых центров. В стоматологические стационары дети поступают с последствиями ожогов (рис. 10.12). Около 25 % детей, перенесших ожоговую болезнь, нуждаются в многоэтапном рекон-структивно-восстановительном лечении. Его следует начинать рано, выбирая щадящие методы. Эффективны все виды пластики мягких тканей — местная, свободная кожная, пластика тканями стебельчатого лоскута. В последние годы используют метод тканевого растяжения (экспандерная технология), который позволяет закрывать значительные площади «выращенной» кожей, идентичной по текстуре утраченной. Метод расширяет возможности пластики местными тканями, альтернативен свободной кожной пластике и пластике тканями стебельчатого лоскута, не имеет возрастных противопоказаний.
Очень важно своевременно начинать лечение детей с рубцами и Рубцовыми массивами и планировать лечение не позднее чем через 6—8 мес после выздоровления. Все предшествующее время необходимо использовать для консервативного лечения, применяя физические методы воздействия на рубцы, среди которых очень эффективен метод СВЧ-криодеструкции.
Дефекты, рубцы и рубцовые массивы головы, лица и шеи представляют значительную трудность для восстановительного лечения. Размер и глубина рубцовых изменений зависят от поверхности обожженного участка и степени ожога. После ожогов I степени остается пигментация пораженных участков кожи. После ожогов II степени, когда повреждение не распространяется за пределы толщины кожного покрова,
образуются плоские, чаще атрофи-ческие рубцы, нарушающие внешний вид, подвижность и рельеф кожи. Для ожогов III—Ша степени характерно образование рубцовых массивов, приводящих к выворотам и смещению подвижных участков
лица — век, губ, углов рта. При более глубоких ожогах — Шб и IV степеней поражается не только кожа, но и подкожный жировой слой, мышцы лица и челюстные кости, образуются мощные неподвижные рубцы келоидного характера. Особенно тяжелы последствия ожогов, сопровождающихся гибелью кож-но-хрящевых отделов носа и ушных раковин. При таких повреждениях требуются сложные пластические операции, но косметический эффект достигается не всегда. В детском возрасте келоидные рубцы лица и шеи, особенно после ожогов, препятствуют пропорциональному развитию костей лица и приводят с возрастом к развитию тяжелых вторичных костных деформаций, что требует раннего лечения для профилактики нарастания вторичных деформаций костей лица всего черепа (рис. 10.14; 10.15).
Дети должны находиться на диспансерном учете. Лечение их проводят последовательно и систематически до устранения функциональных нарушений и достижения эстетических результатов.
Последствия ожоговой травмы требуют планового лечения только в условиях детского специализированного челюстно-лицевого стационара.
Отморожение лица развивается обычно при однократном более или менее длительном воздей

Источник: cyberpedia.su


Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.